Регистрация/Вход

Последнее обновление

05.05.2017
Президент России

Наши коллеги

Академия финансовой полиции
Кафедра криминологии, конфликтологии и социологии

Designed by:
SiteGround web hosting Joomla Templates
Сергей Фёдорович Милюков

Ответы на вопросы

члена Совета Санкт-Петербургского международного криминологического клуба С.Ф. Милюкова

 

1. Где и когда Вы родились?

1 июня 1950 г. в рабочем посёлке Рамонь Воронежской области, которому более четырёх веков. Это северные рубежи знаменитого Дикого Поля, где веками, если не тысячелетиями, происходили жестокие столкновения рас, цивилизаций, народов, государств, где закалялся русский человек. Этим во многом объясняются особенности русского (российского) характера и миропонимания.

2. Пожалуйста, несколько слов о Ваших предках, родителях, супруге, детях!

Мои предки – земледельцы, кузнецы, воины. Есть и представители духовного звания. Мои родители, не зная друг о друге, 22 июня 1941 года оказались в громокипящем, кровавом котле в районе Вильно-Минска-Молодечно. Многих из их сослуживцев не дожили до вечера этого дня. Позднее мать воевала в Сталинграде, отец – на Орловско-Курской дуге (то же Дикое Поле). В 1944 году был тяжело ранен под Винницей. Дожил до тех дней, когда его однополчан заклеймили как «оккупантов».

3. Какое высшее учебное заведение Вы окончили?

В 1972 году закончил с отличием юридический факультет Воронежского ордена Ленина государственного университета им. Ленинского комсомола. Этот вуз образован в 1918 г. по декрету упомянутого выше В.И. Ленина на базе Юрьевского (Дерптского) университета, эвакуированного из  Эстляндской губернии ввиду германского вторжения в Прибалтику. Юрфак ВГУ активно сотрудничал с коллегами из ЛГУ им. Жданова. Свидетельством тому тот факт, что головным учреждением по моей кандидатской диссертации выступил именно юрфак ЛГУ (автор отзыва – авторитетный советский криминолог Н.С. Лейкина).

4. Где и кем Вы работали и работаете по специальности?

По окончании университета работал следователем районного и областного (по площади Воронежская область равна Дании) звена. Затем научно-педагогическая деятельность в родном университете, Горьковской высшей школе МВД СССР (готовила для всего Союза специалистов для органов БХСС, которых так не хватает современной России, где почти безнаказанно лютуют казнокрады и взяточники). Затем (1987 г.) переезд в Ленинград, где служил в различных вузах МВД, по совместительству преподавал в ЛГУ (ныне СПбГУ) и других учебных заведениях города. Пять лет служил в Санкт-Петербургском юридическом институте Генеральной прокуратуры РФ. Последние десять лет преподаю в РГПУ им. А.И. Герцена. Сотрудничаю с БФУ им. И. Канта и Санкт-Петербургским университетом МВД России.

5. С какими зарубежными научными учреждениями, организациями Вы состоите (состояли) в творческих отношениях? Назовите не более пяти.

С университетами Алма-Аты и Научным центром при Генеральной прокуратуре Республики Беларусь.

6. Когда, где, на какую тему защитили диссертацию (диссертации)?

В 1980 г. во ВНИИ МВД СССР защитил кандидатскую диссертацию «Уголовно-правовое значение криминологической характеристики преступника». Председателем диссертационного совета был выдающийся советский пенитенциарист и криминолог Н.А. Стручков, оппонентами – криминологи мирового уровня А.Б. Сахаров и Э.Ф. Побегайло. В 2000 г. в Санкт-Петербургском университете МВД России защитил докторскую диссертацию «Проблемы криминологической обоснованности российского уголовного законодательства». В числе оппонентов, помимо Э.Ф. Побегайло, выступили  заслуженные криминологи Д.А. Шестаков и Х.Д. Аликперов.

7. Ваши научные руководители, консультанты?

Научным руководителем по кандидатской диссертации был доцент В.В. Труфанов, фронтовик, заведующий кафедрой уголовного права, процесса и криминалистики, декан юридического факультета ВГУ.

8. Относите ли Вы себя к какой-либо научной школе?

К Невско-Волжской (жил на Волге, теперь на берегах Невы). Но сотрудничаю и с Российской криминологической ассоциацией, созданной при участии Д.А. Шестакова и меня в 1991 г. в Алма-Ате (научная школа А. И. Долговой).

9. Ваши основные научные публикации (не более пяти)?

Монография «Российское уголовное законодательство: опыт критического анализа» (СПб, 2000); коллективная монография «Криминология – XX век» (СПб, 2000); учебник «Криминология» (неоднократно переиздавался в 1995–2016 гг.) – в соавторстве; коллективная монография «Современные проблемы и стратегия борьбы с преступностью» (СПбГУ, 2005); монография «Причинение вреда при задержании лица, совершившего общественно опасное деяние» (СПб, 2015) – в соавторстве с А.В. Никуленко.

10. Приведите несколько (не более пяти) выдвинутых (разработанных) Вами научных положений, которые для Вас особо значимы! Пожалуйста, сошлитесь на источники, в которых положения опубликованы.

а) Криминология должна выполнить роль социологии уголовного права – науки, многочисленные попытки создать которую оказались безуспешными. Это направление – криминология уголовного права – призвано обеспечить законодателя надёжными рецептами создания подлинно эффективных методов воздействия на преступника и преступность в целом (Российское уголовное законодательство: опыт критического анализа. СПб., 2000. С. 13–29; Милюков С.Ф. Криминология уголовного закона // Криминология – ХХ век. СПб., 2000. С. 177–202; Криминология: учебное пособие /Под. ред. В. Бурлакова, Н. Кропачева СПб., 2016. С. 53);

б) внепроцессуальная (внесудебная) репрессия является законным методом борьбы с преступностью, требующего, однако, экономного применения и строго регламентированного в УК и корреспондирующих ему законах о полиции, Национальной гвардии, исполнении лишения свободы и др. (Российское уголовное законодательство: опыт критического анализа. СПб., 2000. С. 111–115; Корецкий Д., Милюков С. Внесудебная репрессия как законный способ борьбы с преступностью // Уголовное право. 2004. № 1. С. 112–114; Милюков С.Ф. Насилие как средство осуществления уголовной политики // Российский криминологический взгляд. 2007. № 4. С. 107–116; Милюков С.Ф., Никуленко А.В. Причинение вреда при задержании лица, совершившего общественно опасное деяние. СПб., 2015. С. 57, 90–91, 219–222, 228 и др.);

в) смертная казнь не исчерпала своих возможностей. Лишение жизни особо опасного преступника по суду предпочтительнее внесудебной репрессии, о которой сказано выше (Российское уголовное законодательство: опыт критического анализа. СПб., 2000. С. 155-161; Старков О.В., Милюков С.Ф. Наказание: уголовно-правовой и крименопенологический анализ. СПб., 2001. С. 17–32; Милюков С.Ф. Смертная казнь и проблемы российского суверенитета // Российский криминологический взгляд.  2009. № 4. С. 194–201);

г) негоже отбрасывать досоветский и советский пенитенциарный опыт. Пора вернуть в отечественную систему наказаний ссылку и высылку, как надёжное средство пресечения криминальной миграции, а также удаление осуждённого из пределов нашей страны с лишением его гражданства России (Милюков С.Ф. Уголовно-правовое значение криминологической характеристики преступника. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 1980. С. 20–21; Российская система наказаний / под ред. Б.В. Волженкина. СПб., 1998. С. 8–10; Милюков С.Ф. Система и виды наказаний // Уголовное право России. Общая часть: учебник / Под ред. Г.Л. Касторского, А.И. Чучаева. СПб., 2009. С. 507–510);

д) надо приструнить зарвавшихся экономических хищников и сросшихся с ними в одно отвратительное кубло коррупционеров, возвратив в систему наказаний конфискацию имущества и создав состав сверхкрупного хищения с пожизненным лишением свободы и даже смертной казнью (Российское уголовное законодательство: опыт критического анализа. СПб., 2000. С. 238–239. Милюков С.Ф. Транснациональное кубло экономических хищников: мы или они? // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2016. № 2 (41). С. 30–31; Милюков С.Ф. Пути борьбы с экономическим хищничеством: истинные и ложные // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: материалы XIV Международной науч.-практич. конф. (26–27 января 2017 г.). М.: Оригинал-макет, 2017. С. 649–652);

11. Каким, в общих чертах, Вы видите будущее преступности и отношение к ней общества?

Государство сознательно уходит из сферы противодействия многим категориям преступлений (что мы именуем денационализацией борьбы с преступностью). Это чревато социальными взрывами огромной разрушительной силы, подобным тем, что произошли в России в 1905–1907 и 1917–1922 гг.

12. Ваше главное пожелание российскому обществу в целях уменьшения, смягчения его зла, его преступности?

Коль скоро государственные органы бросают законопослушное население на произвол судьбы, то оно должно самостоятельно противостоять преступной экспансии. Даже советский режим позволял это делать (бригадмил, ДНД, оперативные комсомольские отряды, внештатные сотрудники МВД, товарищеские суды и т.п.). Сейчас актуален соответствующий опыт Швейцарии, Израиля, США.

13.         Как Вы оцениваете деятельность Санкт-Петербургского международного криминологического клуб и его журнала «Криминология: вчера, сегодня, завтра»? Что бы Вы посоветовали для их усовершенствования?

Высоко. Однако его деятельность сознательно замалчивается непримиримыми криминологами   прозападного либерального толка. Надо настойчиво прорывать эту блокаду, призывая наших оппонентов к честной и открытой дискуссии. Для этого практиковать выездные заседания Клуба, рассылку его журнала в Госдуму, Совфед, Академию Генпрокуратуры и другие ведущие вузы России и зарубежных стран.

14.         Согласны ли Вы с возможным размещением в печати, а также в сети интернета Ваших ответов на поставленные здесь вопросы?

Согласен (если, конечно, согласитесь вы опубликовать эти полынные высказывания).