Регистрация/Вход

Последнее обновление

05.05.2017
Президент России

Наши коллеги

Академия финансовой полиции
Кафедра криминологии, конфликтологии и социологии

Designed by:
SiteGround web hosting Joomla Templates
Термины
Термины, введённые в научный оборот Д.А. Шестаковым
10.12.2011 20:57

 

ТЕРМИНЫ, ВВЕДЁННЫЕ В НАУЧНЫЙ ОБОРОТ

заслуженным деятелем науки России, доктором юридических наук, профессором

Д. А. ШЕСТАКОВЫМ

  

Азефа синдром (по имени Азефа Евно Фишевелича, революционера-провокатора,  руководившего в 1903-1908 годы боевой организации партии эсеров России и являвшегося одновременно секретным сотрудником департамента полиции) — организация деятельности преступных сообществ провокаторами, состоящими на службе спецслужб, в том числе зарубежных, как экономической (наркобизнес, незаконный оборот природных ресурсов: топлива, металлов, леса), так и политической направленности (терроризм, экстремизм, массовые беспорядки и др.). (Шестаков Д.А. Обусловленность качества профилактической деятельности милиции // Криминология: вчера, сегодня, завтра. — 2006. № 1(10). —  С. 9–16.)

Безопасности мера – причинение чрезвычайного вреда (лишение жизни, здоровья, свободы, разрушение имущества), не основанное на установленном судом совершении преступления, но решающее задачу устранения угрозы, нависшей над государствами, государством, обществом либо над отдельными людьми. (Шестаков Д.А. Ещё раз о праве безопасности в связи с правом противодействия преступности // Криминология: вчера, сегодня, завтра. – 2014. – № 1 (32). – С. 13–22). 

Внутрисемейное преступление — преступление, совершённое одним членом семьи против другого члена семьи. (Шестаков Д. А. Конфликтная семейная ситуация как криминогенный фактор. Канд. дисс. — М.,  1977).

Глобальная олигархическая власть (ГОВ) — неформальная власть численно ограниченной группы наиболее финансово богатых олигархов над зависимыми от них властями государств, контролирующая в планетарном масштабе финансовые потоки и наиболее доходные отрасли промышленности, средства массовой информации в целях получения сверхприбыли, укрепления и расширения своего экономического и политического господства, координирующая свою деятельность с помощью полузакрытых и скрытых организаций, опирающаяся на транснациональные, прежде всего финансовые, корпорации, на государства «золотого треугольника», их вооружённые силы и военные блоки. (Шестаков Д. А. Планетарная олигархическая преступная деятельность // Криминология: вчера, сегодня, завтра. — 2012. — № 2 (25).)

Глобальная олигархическая преступность (ГОП) — свойство глобальной олигархической власти (ГОВ), воспроизводить массу опаснейших для человечества преступлений, связанных с недопущением к равноправному участию в экономике особо эксплуатируемых, так называемых развивающихся стран, с насыщением мировой финансовой системы товарно не обеспеченной лжевалютой (долларами США), организацией гигантских мошеннических «финансовых пирамид» и банковских кризисов, а также с военным и иным вмешательством в государственный суверенитет независимых стран, способствующим установлению тотального господства ГОВ над человечеством. (Шестаков Д. А. Планетарная олигархическая преступная деятельность // Криминология: вчера, сегодня, завтра. — 2012. — № 2 (25).)

Глобально американизированная преступность (ГАП) — категория, характеризующая установившееся к началу третьего тысячелетия состояние национального и внешнегосударственного уровней преступности (воспроизводство экономических преступлений, а также преступлений против человечества и военных), на которых заметную роль играют транснациональные корпорации американского происхождения (Шестаков Д. А. Постлиберальной статус криминологии // Криминология: вчера, сегодня, завтра. — 2009. — № 2 (17). — С. 13-21.

Декаданс уголовного права — достигнутое к началу третьего тысячелетия состояние уголовного законодательства, при котором, с одной стороны, достаточно отточен дифференцированный подход к наказанию и другим мерам, применяемым к лицам, совершившим преступления, с другой стороны, становится очевидной несостоятельность репрессивного подхода к проблеме преступности. (Шестаков Д. А. Криминология: преступность как свойство общества. Краткий курс. — СПб.: Санкт-Петербургский государственный университет, Издательство «Лань», 2001).

Десоциализация семейная — процесс формирования преступных наклонностей у человека в результате невыполнения семьёй функции приспособления его к условиям общественной жизни. (Шестаков Д. А. Введение в криминологию семейных отношений. — Л.: Ленинградский государственный университет, 1980.)

Законодательная преступность — свойство законодательства порождать криминогенные и преступные законы (См.: Шестаков Д. А. Криминология: преступность как свойство общества. Краткий курс. — СПб.: Санкт-Петербургский государственный университет, Издательство «Лань», 2001).

Коррекция криминологическая семейных отношений — система мер, направленная на ослабление действия присущих институту семьи причин преступного поведения и на усиление позитивного, анти-преступного потенциала семейных отношений. (Шестаков Д. А. Криминологические проблемы семейных отношений,  автореф.  докт. дисс. — Л., 1986.)

Корыстоведение —  частная криминологическая теория, изучающая воспроизводство корыстных преступлений и противодействие им. (Шестаков Д. А., Майоров А. А., Сморгунова А.Л. Криминология. Учебно-образовательный комплекс. — СПб.: Российский государственный педагогический университет, 2003.)

Криминогенная семья — 1) конкретная семья, способствующая или не противодействующая совершению преступлений её членами или против её членов (разновидности: десоциализирующая, конфликтная); 2) система причин воспроизводства преступного множества, присущих институту семьи. (Шестаков Д. А. Введение в криминологию семейных отношений. — Л.: Ленинградский государственный университет, 1980.)

Криминогенный закон — закон, положения которого способствуют совершению преступлений. (Шестаков Д. А. Криминология: преступность как свойство общества. Краткий курс. — СПб.: Санкт-Петербургский государственный университет, Издательство «Лань», 2001. — С. 22.)

Криминологическое законодательство — система законодательных актов, регламентирующих противодействие преступности. Подразделяется на репрессивное (уголовное) и не репрессивное, в частности, социальное. (Шестаков Д. А. Криминология: преступность как свойство общества. Краткий курс. — СПб.: Санкт-Петербургский государственный университет, Издательство «Лань», 2001.)

Криминология закона — финальная отрасль криминологической школы доктрины преступных подсистем, изучающая взаимообусловленность преступности и законодательства, законодательную преступность, фикцию порождения законом преступления, криминогенные и преступные законы. В криминологии закона критические обсуждаются: положения о смене «целей» уголовного наказания и минимизации уголовной репрессии, о гуманизации как главном критерии прогресса уголовного права (Д. А. Шестаков), о внесудебной репрессии (С.Ф. Милюков), о законодательно определённых мерах безопасности (Н. В. Щедрин). (Шестаков Д.А Криминология на рубеже двух тысячелетий // Вестник Санкт-Петербургского юридического университета МВД России. — 1999. — № 2; его: Введение в криминологию закона. — СПб.: Издательство Юридический центр Пресс. — 2011. — 75 с.)

Криминосексология — отрасль криминологии, исследующая закономерности сексуального преступного поведения и противодействия ему. (Шестаков Д. А., Дикаев С. У., Майоров А. А.,  Криминология. Учебно-образовательный комплекс.— СПб., Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена. — 2003.)

Криминотерапия — психотерапевтические меры, направленные на предупреждение преступлений. (Шестаков Д. А. Семейная психотерапия  и предупреждение  преступлений — к вопросу о групповом уровне криминологической профилактики // Вестник ЛГУ.  — 1989 — N 6. — С. 56–61.)

Криминофамилистика — то же, что семейная криминология. (Шестаков Д. А. Введение в криминологию семейных отношений. — Л.: Ленинградский государственный университет, 1980). — С. 14.)

Льва в стаде антилоп синдром - тактика  по отношению к преступному предпринимательству со стороны силовых структур, которые не только борются со злом, но и сберегают предмет своей деятельности. (Шестаков Д. А. Постлиберальная криминология о "торговле людьми" // Криминологический журнал Байкальского государственного университете экономики и права. - 2010, № 3. - С. 14 -22.)

Любовной страсти формула — формула, интерпретирующая интенсивность эмоций в межполовых отношениях. Используется в семейной криминологии для объяснения некоторых агрессивных внутрисупружеских преступлений. (Шестаков Д. А. Убийства на почве семейных конфликтов. — Л.: Издательство Ленинградского государственного университета, 1981. — 96 с.)

Мнимое преступление — деяние, не обоснованно запрещённое законом под страхом уголовного наказания. (Шестаков Д. А. Криминология: преступность как свойство общества. Краткий курс. — СПб.: Санкт-Петербургский государственный университет, издательство «Лань», 2001.— С. 81.)

Парвуса синдром— иностранное вмешательство в политическую жизнь суверенного государства, направленное на разжигание недовольства населения властью, в том числе посредством финансирования (по имени Парвуса — Израиля Лазаревича Гельфанда), через которого во время Первой мировой войны за счёт воющей с Россией Германии оплачивалась революционно-разрушительная деятельность большевиков, возглавляемых Лениным — В. И. Ульяновым. (Шестаков Д. А. Агрессия против суверенной Ливии, набросок формул обвинения // Криминология: вчера, сегодня, завтра. Журнал Санкт-Петербургского международного криминологического клуба. — 2011, № 4 (23). С. — 10 – 15.)

Политическая криминология исследует закономерности взаимо­связи преступности и политики. Рассматривает как правоохранительную, так и преступную стороны политики. (Шестаков Д. А. Понятие, предмет, система и перспективы криминологии // Криминология: Общая часть: Учебник / Под ред. В. В. Орехова. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургского государственного университета, 1992.)

Понтия Пилата синдром — следование государственной власти общественному желанию жестокости. (Шестаков Д. А. Синдром  Понтия Пилата в реформе уголовного законодательства // Актуальные  вопросы  реформы уголовного  законодательства. — Тарту, 1989. — С. 66–70).

Постлиберальная криминология — этап развития криминологии /с первого десятилетия XXI-го века/, на котором происходит осмысление внешней государственной и надгосударственной, глобальной олигархической преступной деятельности (Шестаков Д. А. Развитие криминологической науки в Ленинграде — Санкт-Петербурге (вторая половина XX — начало XXI века) // Криминология: вчера, сегодня, завтра. — 2008. — № 2(15).

Право противодействия преступности — вслед за криминологическим правом должно возникнуть право противодействия преступности (ППП) и соответствующее ему единое законодательство о противодействии преступности. (Евразийский путь).  Верхний его уровень — Основы (предупредительного и наказательного) законодательства о противодействии преступности. Под ним уровень кодексов: 1) кодекс предупреждения преступлений (и мер безопасности), 2) кодекс об  уголовной ответственности и ресоциализации молодёжи, 3) кодексы — уголовный, уголовно-процессуальный, уголовно-исполнительный. (Шестаков. Д.А. Постлиберальная парадигма и право противодействия преступности // Правотворческие и правоприменительные парадигмы реконструкции уголовного законодательства: национальный и международный опыт моделирования. Коллективная монография // Ответств. ред. д.ю.н. А.Е. Мизанбаев. — Костанай, 2012. — С. 111, 113).

Преступление в криминологическом смысле — виновное деяние, представляющее для общества значительную опасность, безотноси­тельно к признанию его в качестве такового законом. (Шестаков Д. А. Криминология: преступность как свойство общества. Краткий курс. — СПб.: Санкт-Петербургский государственный университет, Издательство «Лань», 2001.)

Преступное множество (масса преступлений) — совокупность преступлений и лиц, их совершивших, в определённой местности (районе, городе, области, стране и т. п.) за определённый период времени. (Шестаков Д. А. Криминология: преступность как свойство общества. Краткий курс. — СПб.: Санкт-Петербургский государственный университет, Издательство «Лань», 2001.)

Преступность (семантическая концепция) — свойство человека, социального института, общества отдельной страны, глобального общества воспроизводить множество опасных для окружающих людей деяний, проявляющееся во взаимосвязи преступлений и их причин, поддающееся количественной интерпретации и предопределяющее введение уголовно-правовых запретов. (Шестаков Д. А. На  криминологическом семинаре // Правоведение.  1981. N  2. —  С. 106;  его: Криминология. Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. — СПб., 2006.)

Преступный закон — закон, который содержит положение (положения), попирающее уголовное право, а именно, нарушающее установленный под страхом наказания международными уголовно-правовыми нормами либо внутренним национальным законодательством запрет или представляющее для человека и общества значительное зло, безотноси­тельно к признанию такого деяния в качестве преступления законом. (Шестаков Д. А. Криминология: преступность как свойство общества. Краткий курс. — СПб.: Санкт-Петербургский государственный университет, Издательство «Лань», 2001. — С. 22.)

Семейная криминология (криминофамилистика) — отрасль криминологии, исследующя специфику преступлений, совершаемых на почве семейных отношений, и прежде всего так называемое внутрисемейное насилие, а также семейные факторы, способствующие различным видам преступной активности: насильственной, корыстной, рецидивной, молодежной, женской и т. д. В ее рамках изыскиваются возможности сдерживания преступности посредством воздействия на семью. (Шестаков Д. А. Введение в криминологию семейных отношений. — Л.: ЛГУ, 1980.)

Состав массы преступлений — под­разделение преступлений и преступников на их основные разно­видности. Два основных криминологических типа преступлений — насильственные и корыстные; соответственно можно говорить о насильственной и корыстной преступности как о свойствах общества порождать указанные типы преступного поведения. (Шестаков Д. А. Криминология: преступность как свойство общества. Краткий курс. — СПб.: Санкт-Петербургский государственный университет, Издательство «Лань», 2001.)

Фикция порождения законом преступлений — фиксация в законе, юридической практике, уголовной статистике и т.д. преступлений, в том числе являющихся по существу мнимыми, вследствие чего создаётся впечатление, будто бы сущность преступления состоит не в том объективном зле, которое оно (преступление) наносит человеку и окружающему его миру, а в субъективной воле сложившихся в обществе сил, которые направляют законотворчество. (Шестаков Д. А. Криминология: преступность как свойство общества. Краткий курс. — СПб.: Санкт-Петербургский государственный университет, Издательство «Лань», 2001.)

Хосе синдром — (по имени персонажа новеллы П. Мериме «Кармен») убийство возлюбленной (возлюбленного) из стремления воспрепятствовать её (его) любовным отношениям с другим партнером. (Шестаков Д. А. Введение в криминологию семейных отношений. — Л.: Ленинградский государственный университет, 1980.)

Школа преступных подсистем (Невско-Волжская криминологическая школа) — представленная группой российских криминологов (Горшенков Г.Н., Данилов А.П., Дикаев С.У., Кабанов П.А., Касторский Г.Л., Колесников В.В., Милюков С.Ф., Старков О.В., Харламов В.С., Чураков А.В., Шестаков Д.А. и др.) научная криминологическая школа, изучающая преступность подсистем общества: экономики, политики, законодательства, массовой информации, религиозных отношений, семейных отношений. Теоретически согласуется с семантической концепцией преступности. Наряду с преступностью исследует потенциал соответствующих общественных сфер по противодействию ей. В рамках школы сформировались отрасли: семейная криминология, криминология массовой коммуникации, политическая криминология, экономическая криминология, криминология религиозных отношений и др. (Преступность среди социальных подсистем. Новая концепция и отрасли криминологии / под ред. Д. А. Шестакова. — СПб.: Издательство Юридический центр Пресс., 2003).

 

 
Термины, введённые в научный оборот Н.В. Щедриным
09.12.2011 21:01

ТЕРМИНЫ, ВВЕДЁННЫЕ В НАУЧНЫЙ ОБОРОТ

доктором юридических наук, профессором Н.В. ЩЕДРИНЫМ

 

Антикриминальные меры безопасности  это меры некарательного ограничения деятельности организаций и поведения физических лиц, применяемые для предотвращения вредоносного воздействия источника  криминальной опасности либо ограждения объекта усиленной охраны от   криминальной опасности. (Щедрин Н.В. Введение в правовую теорию мер безопасности: Монография. Красноярск:  Изд-во Краснояр. гос. ун-та, 1999.)   

Источник криминальной опасности  преступление, преступная деятельность, криминогенная личность, криминогенное сообщество. (Щедрин Н.В.Введение в правовую теорию мер безопасности: Монография. Красноярск:  Изд-во Краснояр. гос. ун-та, 1999.)

Объект усиленной охраны  система, обладающая свойствами, утрата которых приведет к причинению существенного и необратимого вреда: разрушению самой системы или утрате функций, для которых она создана и предназначена. Официально признанный перечень родовых объектов усиленной охраны закреплен в Особенной части Уголовного кодекса РФ – жизнь и здоровье; свобода, честь и достоинство личности; половая неприкосновенность и половая свобода личности; равноправие граждан; семья и несовершеннолетние; собственность; экономическая деятельность; интересы службы в коммерческих и иных организациях; общественная безопасность; здоровье населения и общественная нравственность; экология; безопасность движения и эксплуатации транспорта; компьютерная информация; государственная власть, интересы государственной службы и службы в органах местного самоуправления; правосудие; порядок управления; военная служба; мир и безопасность человечества. (Щедрин Н.В. Введение в правовую теорию мер безопасности: Монография. Красноярск:  Изд-во Краснояр. гос. ун-та, 1999.)

 
Термины, введённые в научный оборот А.П. Даниловым
08.12.2011 21:06

ТЕРМИНЫ, ВВЕДЁННЫЕ В НАУЧНЫЙ ОБОРОТ

кандидатом юридических наук А.П. ДАНИЛОВЫМ

 

Антинародное преступление – преступные с криминологической точки зрения (по существу) деяния, совершаемые группой лиц, характеризующейся большим числом соучастников, в течение длительного периода времени в отношении населения определённой страны, наносящие колоссальный урон общественному и государственному развитию при организационном, финансовом и ином участии иностранных государств. (Данилов А.П. Декабрьская провокация гражданской войны в России // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2011. № 3 (22) С. 6070; Данилов А.П. Преступная миграционная реформа как одно из антинародных преступлений // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2012. № 1 (24).).

Криминологическая мера – границы, в которых приложение сил, в частности, человеческая деятельность, даёт возможность продолжению здоровой жизни. Криминологическая мера позволяет определить минимальный порог общественной опасности при превышении которого деяние, независимо от усмотрения власти, должно оцениваться как преступление. (Данилов А.П. Преступностиведческое положение о терпимости (криминологическая теория толерантности) // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2015. № 4 (39).).

Родолюбие – осознание принадлежности к своему народу, его культуре, земле и основанное на нём глубокое уважение и почитание родителей, народа, Родины. Понятие родолюбие может стать заменой терминам, не имеющим отношения к исконной русской культуре, «национализм», уже достаточно дискредитированному, и «патриотизм». Родолюбие по своей духовной, моральной, нравственной, социальной сущности является антикриминогенным фактором. (Данилов А.П. Родолюбие и мы // Крымские юридические чтения: материалы международной научно-практической конференции 11 мая 2012 г. / Национальный университет «Одесская юридическая академия». Экономико-правовой факультет в г. Симферополь. Симферополь: КРП «Издательство «Крымучпедгиз», 2012. На украинском и русском языках. С. 28–33.).

Умеренная нетерпимость нетерпимость, ограниченная криминологической мерой, выражающаяся в совершении деяний, могущих выходить за рамки закона, но не должных признаваться правонарушениями в силу своей защитной сущности. (Данилов А.П. Преступностиведческое положение о терпимости (криминологическая теория толерантности) // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2015. № 4 (39).).

Шар терпимости (Шар Данилова) – это образ человеческого общества. Он покоится на поверхности воды в случае наличия в нём достаточного количества умеренных терпимости и нетерпимости, обеспечивающих продолжение здорового существования человека и, в целом, всего государства. Умеренная терпимость – основное криминологическое наполнение данного шара – антикриминогeнный фактор. Она должна всецело преобладать над неумеренными терпимостью и нетерпимостью. Только в этом случае шар будет находиться на воде, свидетельствуя о нормальных условиях человеческого бытия. На северном полюсе шара располагается терпимость – скрытый криминогенный фактор. При её разрастании, по аналогии с озоновой дырой, рушится оболочка шара, и он гибнет. Южный полюс занимает неумеренная нетерпимость – открытый криминогенный фактор. Она, в случае её чрезмерного расширения, утягивает шар под воду, и он также прекращает своё существование. При появлении разрушающих шар неумеренных терпимости и/или нетерпимости, он, для своей защиты, должен использовать собственную умеренную нетерпимость. (Данилов А.П. Преступностиведческое положение о терпимости (криминологическая теория толерантности) // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2015. № 4 (39).).