Регистрация/Вход

Последнее обновление

19.08.2017
Президент России

Наши коллеги

Академия финансовой полиции
Кафедра криминологии, конфликтологии и социологии

Designed by:
SiteGround web hosting Joomla Templates
2009 год

Летопись Санкт-Петербургского криминологического клуба за 2009 год

 

27 февраля 2009 г. Международный семинар: «КРИМИНОЛОГИЯ XXI ВЕКА: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА». С теоретическим докладом на тему: «КРИМИНОЛОГИЯ НА ПОСТЛИБЕРАЛЬНОМ ЭТАПЕ» выступил Д.А. Шестаков (Санкт-Петербург, Россия).

Криминология вошла в постлиберальный этап своего развития. Внимание её заострено, или, по крайней мере, должно быть заострено – в этом ощущается потребность – на международной составляющей преступности, глобальных факторах и процессах её воспроизводства. Постлиберализм не означает отказа от либеральных ценностей, связанных с правами человека, он предполагает их дальнейшее развитие. Так, либерализм требует терпимости к мнениям и свободной критики власти. Но коль скоро мы говорим о терпимости, то не следует ограничивать доступ в науку связанных с религией философских подходов, если мы говорим о критике власти, то будем критиковать также глобальную олигархическую власть, закрепившуюся в современном мире. Внешний государственный и надгосударственный уровни планетарной преступности сегодня могут быть охарактеризованы как глобально-американизированная преступность (ГАП). В ней проявляется претензия США на однополярное правление миром, эксплуатацию мировой экономики. От финансово-экономической политики США производна противоправная деятельность транснациональных компаний. На этих уровнях преступности должно быть сосредоточено внимание военной, экономической, политической, сакральной криминологии, – поддерживаемых  криминологической школой преступных подсистем.

Противодействие ГАП предполагает укрепление евразийского самосознания, его духовных ценностей, а также выведение национальных экономик из статуса сырьевых придатков Запада. И то, и другое означает отнюдь не конфронтацию со странами Атлантики, но обеспечение в случае необходимости собственного независимого воспроизводства и развития.

Докладчик предложил пути развития международного уголовного права и инструментов его реализации. Он подчеркнул, что развитие теоретико-криминологического поля школы преступных подсистем ведёт к свободе: свободе криминологии от диктата законодателя, свободе мирового сообщества от глобально-американизированной преступности, свободе Духа от золотого тельца.

Ориентированная на практику часть семинара была представлена в докладе Х. Кури (Фрайбург, Германия) «КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ ПРОГНОЗ ПОВЕДЕНИЯ СЕКСУАЛЬНЫХ И ОПАСНЫХ ПРЕСТУПНИКОВ: НЕМЕЦКИЙ ОПЫТ».

В 1990-е годы возросли зарегистрированное число преступлений и дискуссия о таких особых преступниках как насильственные и сексуальные. В Германии, например, состоялась широкая дискуссия о страхе перед преступлениями. В этой связи также приобрело особое значение обсуждение прогнозов опасности, например, задержанных или осуждённых. В докладе были описаны критерии, которые должны соблюдаться в добротном прогностическом экспертном заключении, и освещено то, как они за несколько лет были выработаны в Германии группой экспертов.

Докладчик представил результаты анализа внешней экспертизы задержанных по подозрению в преступлении, который показывает, что прогностическое заключение на фоне повышенных требований в последние годы стали качественно лучше, что, однако, возвращает в этой области к большему спросу преимущественно на психологов.

По докладам состоялась дискуссия. Ниже приводятся резюме выступлений членов, а также гостей Клуба.

Я.И. Гилинский (Санкт-Петербург, Россия) сказал, что доклад Д.А. Шестакова, как всегда, привлекает оригинальностью, новаторским подходом, неординарностью выдвигаемых положений.

Вполне поддерживаю, призыв к свободе криминологии от законодателя, – заметил Я.И. Гилинский. – Согласен с отстаиваемым профессором Шестаковым тезисом о криминогенности многих законодательных решений.

Вместе с тем не все положения доклада разделяются мною. Так, я не сторонник утверждения о «самобытности и самодостаточности» России. Я полагаю, что вхождение в мировую систему совершенно необходимо. Изоляционизм во всем, включая  науку (и прежде всего – науку) – наша беда, трагедия, а не достоинство. Впрочем, Дмитрий Анатольевич своей международной деятельностью и публикациями в Германии, США и других странах сам «опровергает» себя.

Для меня несколько удивителен и, быть может показавшийся мне, «антиамериканизм» доклада, в частности, мысль о «глобально-американизированной преступности». В условиях глобализации, нравится она нам или нет, говорить о «глобально-американизированной преступности» столь же «обоснованно», как о «глобально-руссифицированной» (вспомним о зарубежной панике по поводу «русской мафии») или же «глобально-исламской» (имея в виду некоторые террористические организации и некоторое участие в наркотрафике). Очевидно преступность в современном мире  столь же глобализируется (интернационализируется), сколь и экономические, политические, информационные процессы. Впрочем, подробно об этом говорится в ряде моих работ, включая нашу коллективную монографию «Глобализация и девиантность» (под редакцией Я.И. Гилинского, СПб., 2006).

Думается, что во всех российских бедах «виноваты», прежде всего, мы сами во главе с нашей же властью. Да и наша «общинная ментальность» отнюдь не способствует прогрессу – экономическому, политическому, социальному.

В докладе Х. Кури затронута чрезвычайно важная проблема, не вполне осознаваемая еще отечественной наукой. Речь идёт о росте репрессивности сознания (как следствии «страха перед преступностью», по выражению С. Коэна), особенно «среднего класса». Это, в свою очередь, ведёт к возрастанию репрессивности  практики, столь милой правоохранительным органам и популистским властным структурам.

Что же касается трудоёмкой и дорогостоящей экспертной практике в Германии, о чём нам поведал докладчик, то у нас это не было бы проблемой: 200-300 евро и быстро получаешь нужное заключение...

С.Ф. Милюков (Санкт-Петербург, Россия) в своём выступлении поддержал большинство высказанных Д.А. Шестаковым идей, прежде всего о глобально американизированной преступности. Средства массовой коммуникации (радио, большинство газет и, конечно, телевидение и Интернет) непрерывно ведут оголтелую пропаганду капитализма американского образца, что разрушает национальную (прежде всего духовную и культурную) идентичность русских и других народов, населяющих Россию. Свежим примером такой подрывной деятельности служит регистрация Минюстом России некоммерческой «ЛГБТ – организации Выход», дислоцированной в Петербурге. Аббревиатура ЛГБТ расшифровывается как «лесбиянки, геи, бисексуалы и тарансгендеры». Уставной целью формально является «реализация социально-правовых программ, направленных на защиту прав и свобод гражданина, развитие гражданских институтов, на преодоление дискриминации и нарушений прав граждан по признаку сексуальной ориентации, гендерной идентичности» (см.: Санкт-Петербургские ведомости. – 2009. – 3 марта). Действительной целью этих и подобных образований, по нашему убеждению, выступает стремление окончательно разложить население России, сделать необратимой демографическую катастрофу, которую она переживает с начала 90-х гг. прошлого века. Вспомним хотя бы Великую империю Древнего Рима, который, среди прочего, погубила безудержная содомия.

Вместе с тем, по мнению С.Ф. Милюкова, невозможно согласиться с позицией Д.А. Шестакова по поводу криминологической и политической оценке событий в Южной Осетии в августе 2008 г. С.Ф. Милюков сослался на своё выступление за состоявшимся 26 сентября того же года «круглом столом». Прошедшие пять месяцев внесли определённую ясность в предмет нашей дискуссии, заявил С.Ф. Милюков. Оказалось, что потери среди мирного населения Южной Осетии составили не 1600 – 2000 человек (см.: Шестаков Д.А. Август 2008-го: События в Южной Осетии в свете международного уголовного права // Криминология: вчера, сегодня, завтра. – 2009. – № 1(16). – С. 12), а всего 162 человека, о чём официально заявил 23 декабря 2008 г. председатель Следственного комитета при Генеральной прокуратуре РФ  А. Бастрыкин (Санкт-Петербургские ведомости. – 2008. – 24 декабря).

За эти же месяцы резко активизировался процесс свертывания Российской Армии. В частности, заявлено о расформировании 77-й отдельной гвардейской бригады морской пехоты, входившей в состав Каспийской флотилии. Взамен остаётся всего два батальона (!) морской пехоты, один из которых будет базироваться в Каспийске, а другой – в Астрахани (см.: Санкт-Петербургские ведомости. 2009. 3 марта). И это на Северо-Кавказском театре военных действий, которые ежедневно (пока в партизанском формате) ведутся в Дагестане и прилегающих к нему субъектах Российской Федерации. И это в регионе, где в лихорадочном темпе ведётся восстановление боеспособности Грузии, наращивается присутствие сил США и других стран НАТО, нарастает угроза в отношении непокорного Ирана!

Убыль регулярной армии зримыми образами сопряжена с содержанием и наращиванием частных (по существу феодальных) армий в России. Как пишется в том же номере Санкт-Петербургских ведомостей, «в стране на вполне законных основаниях (об этом в 2007 году позаботилась Госдума) создаются частные, то есть корпоративные армии. Так, вооружённые силы Газпрома и Транснефти призваны контролировать безопасность трубопроводов. При этом они оснащены средствами доставки и могут в любой момент перебросить «нефтегазовые» войска в любую точку страны… Общая же численность силовых структур, нацеленных на борьбу с разного рода внутренними врагами, достигает в РФ 2,5 млн. человек – это больше, чем вся Российская Армия!».

Вот одна (и немаловажная) причина того, что в Вооружённых Силах России, как было отмечено С.Ф. Милюковым за упомянутым круглым столом», «по-прежнему остро не хватает современного вооружения, самолётов, вертолётов и военных кораблей. Денежное довольствие военнослужащих, их социальная защищённость и обеспеченность жильём не выдерживает никакой критики».

С.Ф. Милюков отметил положительный процесс отхода некоторых известных криминологов от декоративно-либеральной к патриотически-национальной платформе (особенно ярко эта метаморфоза произошла с высказываниями известного криминолога В.С. Овчинского – см. его огромную статью «Криминология кризиса», опубликованную в январско-февральских номерах газеты «Завтра» за 2009 г., где он чуть ли не превосходит в радикализме её главного редактора – известного публициста и писателя А. Проханова). Важно только, чтобы этот процесс стал не данью сиюминутной политической конъюнктуре, а подлинным свидетельством гражданской озабоченности судьбой России, неуклонно приближающейся к грозящей ей катастрофе.

С.У. Дикаев (Санкт-Петербург, Россия) обратил внимание на то, что в условиях глобализации невозможно получить более или менее полные знания о преступности, если при исследовании её факторной обусловленности придерживаться исключительно рамок национальных границ. Выход при исследовании причин преступности на глобальный уровень наводит на размышления о роли государств, культур, религий в противодействии глобализации преступности. В этом отношении доклад профессора Д.А. Шестакова интересен своей направленностью на поиск гиперпричины глобализации и «окорыстения» преступности. В докладе убедительно показано, что в значительной степени этому способствует глобальная политика отдельных, прежде всего экономически развитых государств. Современный политический расклад в мире таков, что ответ на вопрос: «Каковы перспективы человечества?» зависит от развитых стран, и они несут особую ответственность за судьбу мира. Однако реальность такова, что в мире от голода ежедневно умирают десятки тысяч человек, а подавляющее большинство людей на планете – это нищие и совсем бедные люди. Уже это даёт основание сомневаться в искренности международной политики развитых («цивилизованных») государств, декларирующих общечеловеческие ценности, но ничуть не облегчающих жизнь большинства человечества. В докладе автор убеждает, что США и европейские государства обворовали российских граждан. Здесь следует заметить, что на протяжении многих столетий движущей силой «прогресса» было обворовывание и эксплуатация многомиллионных народов. В этом главные причины нынешнего процветания США, Западной Европы и прочих «оазисов» капитализма. Вековая «привычка» жить за чужой счёт, ограниченность сырьевых и энергетических ресурсов планеты неизбежно ведёт к жесткому соперничеству государств, а преступления против человечности, инициируемые транснациональными корпорациями (ТНК), что мы наблюдаем в Ираке, Афганистане, Палестине и проч., являются идеальным инструментом отстаивания их корыстных интересов.

Россия, втянутая в процесс глобализации, используется глобальной американизированной преступностью (ГАП) как неиссякаемый источник финансирования чужой глобальной, откровенно вредной для России, политики уничтожения государств, ограбления народов и их истребления. Хуже всего то, что власти России подыгрывают этой политике. Здесь можно напомнить о списании Россией восьмимиллиардного (в долларах США) долга Ирака, перешедшего России от бывшего СССР. Этот долг был списан тогда, когда законная власть Ирака была свергнута, а новое правительство ещё не было сформировано. Фактически это списание выглядит как завуалированная схема оплаты Россией злодеяний США и его союзников в Ираке.

Можно напомнить и о действиях наших монетарных властей в период, когда мировой кризис набирал обороты. США и европейские государства сделали финансовые вливания в национальную экономику посредством повышения покупательной способности населения. В России же, наоборот, вливания сделали в банковскую систему, по вине которой и случился кризис. Банки перевели выделенные из резервного фонда рубли в ещё дешёвые доллары и вывезли их из страны. И лишь после решения ими этой задачи правительство начало девальвировать национальную валюту – рубль, усугубляя плачевное положение российских граждан. Многие государства снизили процентные ставки по кредитам, в России кредиты и до кризиса были дорогими, а теперь стали вовсе недоступными. Власти России вовлекли в большинстве своём экономически неграмотный народ в авантюру с ипотечным кредитованием на кабальных условиях. Теперь же банкам с молчаливого согласия властей позволяется повышать процентные ставки и отнимать заложенное жильё у тех, кто по глупой, если не сказать преступной, политике Правительства потерял работу. Власти весьма лояльно относятся к деятельности коллекторских фирм, занимающихся «выбиванием» долгов у потерявших работу граждан и по этой причине не способных оплачивать кредиты, узаконив тем самым вымогательство. В условиях кризиса было бы разумным снизить налоговое бремя с простых граждан, снизив единый социальный налог, или введя прогрессивную шкалу налогообложения, но власти поступают прямо наоборот, снижают налог на прибыль коммерческих организаций. По сути, за счёт российского народа спасается бизнес, в том числе и бизнес ТНК, которых никогда не интересовали ни проблемы государств, ни тем более проблемы народа. Такие действия руководителей страны наводят на крамольную мысль: «А не продиктованы ли такие «неразумные» действия их личными интересами и не находятся ли наши власти в сговоре с мировой олигархией?»

В 2005 году, завершая работу над монографией, анализируя повторяющиеся циклы трагедий российского народа, С. У. Дикаев сделал вывод о том, что «нынешний этап в развитии России (централизация власти, борьба с бедностью, ограничение свободы слова и т.д.) следует рассматривать как новый виток использования народа России для очередного накопления, которое будет у него изъято в будущем – возможно ещё при нашей жизни, – если у российского народа не хватит мудрости не наступать в третий раз на одни и те же грабли». Как теперь мы знаем, мудрости не хватило, и российский народ в очередной раз ограблен, но ограблен не без нашего участия.

В своём докладе Д.А. Шестаков выявил корень зла, именуемый глобально американизированной преступностью, теперь нужны исследования по его искоренению. Криминологией должен быть предложен обществу надёжный механизм привлечения за провалы в работе государственных деятелей, отвечающих за безопасность и благосостояние народа, к уголовной ответственности. Не к политической ответственности, каковой нет в природе и быть не может.

Е.В. Богданов (Минск, Республика Беларусь) говорит о том, что проведённое в доктрине преступных подсистем её автором, Д.А. Шестаковым, разграничение понятий преступности и преступного множества придало новое звучание вопросу о соотношении криминологической и юридической стороны преступности. Этот криминолог различает подлинные преступления и преступления мнимые (фиктивные). Если первые обладают признаком общественной опасности безотносительно к тому, запрещены они уголовным законом или нет, то ко вторым относятся деяния, уголовная ответственность за которые установлена законом необоснованно, без явной необходимости. Закон – это не всегда право. Не всё запрещённое законом преступно и не всё разрешённое – непреступно. Следующий важный теоретический шаг Д. А. Шестакова состоит в том, что он ввёл также понятия криминогенного, противоправного и преступного законов. Эти положения дают пищу для дальнейших рассуждений. Нам представляется, что факторами криминогенности закона могут быть: высокая стоимость его реализации легитимными участниками общественных отношений, недостаточное сдерживающее воздействие запретов и ответственности на преступников, преступность самого закона либо необоснованные запреты объективно правомерных форм поведения.

В.И. Поклад (Луганск, Украина) выделяет социальную функцию криминологии ¾ анализ криминальных явлений и своевременный диагноз для последующей работы по «оздоровлению» общества. Современный экономический кризис является «болезнью» реализовавшегося варианта глобализации. Глобальная динамика преступности демонстрирует не только симптомы, но и направления будущего развития общества.

Т.В. Константинова (Санкт-Петербург, Россия). В русле доклада Д.А. Шестакова рассматривает человечество как большую семью. В школе преступных подсистем семейная преступность определена как свойство социального института семьи, находящегося на той или иной стадии развития, порождать определённое количество преступлений, в том числе совершаемых внутри семьи (Д.А. Шестаков, В.С. Харламов). Любые преступления, совершаемые вне зависимости от страны и вида преступлений, будут, в известном смысле (при сравнении человечества с большой семьёй), соответствовать внутрисемейным преступлениям.

Внутрисемейное преступление – преступление, совершаемое одним членом семьи, против другого её члена. К числу внутрисемейных преступлений криминофамилистика (семейная криминология) относит насильственные преступления, совершаемые как в юридически оформленной, так и в сожительской семье, в том числе т.н. детоубийства.

Современное общество юридически оформленной семьёй назвать затруднительно, оно – сожительская семья. Детоубийства в масштабе человечества – любая смерть человека, связанная с возможностью её предотвращения, вне зависимости от его возраста (войны, голод и т.д.). При таком подходе возникает вопрос о судье. Есть преступления, предполагается наличие судьи и ответственности. Ответ даётся в Евангелии, там же содержится и предсказание, к чему придёт человечество, обладая свойством преступности и совершая внутрисемейные преступления. Самый долгосрочный криминологический прогноз? Быть может, не такой уж долгосрочный?

Б.М. Ломов (Тольятти, Россия). С позиций семантической концепции Д.А. Шестакова,  преступность экономики представляет собой свойство экономических отношений воспроизводить множество опасных для людей деяний, проявляющееся во взаимосвязи экономических преступлений и их причин. Б.М. Ломовым разработана программа эмпирического исследования в Тольятти особо тяжких преступлений против личности в сфере экономических отношений. Исследованием будут охвачены уголовные дела, возбуждённые по фактам убийства и причинения тяжкого вреда здоровью. Также будут изучены розыскные дела, дела по установлению личности неопознанных трупов, материалы, по которым в возбуждении уголовного дела было отказано. Всего планируется проанализировать более 200 фактов за период с 1993 года по настоящее время.

И.А. Носкова (Санкт-Петербург, Россия). На основании проведённого в Санкт-Петербурге исследования преступлений, совершённых с использованием средств массовой информации, проводит их классификацию в зависимости от наличия или отсутствия в деянии квалифицирующего признака: «использование средств массовой информации».

Как и принявший участие в работе семинара Е.В. Богданов, И.А. Носкова придерживается предложенного в учении о преступности социальных подсистем деления преступлений на преступления в юридическом и криминологическом смысле слова.

Количественному анализу пока поддаются только преступления, совершаемые с использованием средств массовой информации в юридическом смысле. Статистика совершения преступлений с использованием средств массовой информации в криминологическом смысле отсутствует.

Теперь, изучив динамику совершения преступлений, совершаемых с использованием средств массовой информации в юридическом смысле за 1997–2007 годы в Санкт-Петербурге, можно прогнозировать их прирост на ближайшее будущее примерно на 15-40 %.

А.П. Данилов (Санкт-Петербург, Россия). Говорит о том, что здравому смыслу уже давно пора возыметь верх в человеке, вследствие чего мы увидим не просто экономический или любой другой кризис (демографический, продовольственный, экологический), а системный кризис человечества, который в принципе, является вполне закономерным, т. к. всё в мире конечно. Выделяемые Д.А. Шестаковым такие уровни преступной деятельности как внешний государственный и надгосударственный, находят своё преступное воплощение во всех социальных институтах, которые в масштабе современного мира «заражены» и пронизаны вирусом американской системы поглощения всего и всех для собственных нужд.

Криминология СМИ, политики, экономики, экологии, религии, закона своими инструментами и методами познания должны помочь нам отделить преступное, выделить то зло, которое несёт нам западная цивилизация во главе с США своей культурой, в действительности являющейся антикультурой, потребительской психологией, разнузданной нравственностью, мнимым либерализмом, демагогией о демократии, а в конечном итоге уничтожение человечества вследствие попрания основных библейских добродетелей и заменой их пороками, уже почти не воспринимаемыми обществом в качестве таковых.

Если вспомнить об уничтожении Богом Содома и Гоморры – мест разврата, попрания моральных устоев общества, то вывод напрашивается сам собой: иносказательно интерпретируя Библию, можно говорить о том, что развитие человечества в современном направлении движения в скором времени приведёт его к «божественной каре», а попросту говоря к гибели.

А.О. Магуза (Москва, Россия) поддерживает высказанную Д.А. Шестаковым и другими авторами идею о России как самобытном государстве. В настоящее время российскому обществу следует задуматься о защите своей самобытности и самодостаточности страны как ценностей исторически обусловленного характера. Самобытность нации есть некая уникальная, неповторимая, присущая только ей духовная составляющая. Именно она и обусловливает специфические особенности жизнедеятельности того или иного общества. Без этой составляющей не может быть нации, она распыляется, превращается в объект поглощения другой самобытности. Основной целью западного общества является проведение политики уничтожения самобытности славянских народов и внедрения своих культурных ценностей на этом пространстве. Но этому процессу противится одна сила, объединяющая эти народы – православная вера.

По окончании дискуссии кратко выступили основные докладчики.

Х. Кури подчеркнул, что, не в первый раз участвуя в заседаниях Клуба, теперь, как и прежде, он услышал здесь много важного и интересного для себя. Он рад большому числу поступивших ему вопросов и тому, что, по мнению участников семинара, проблема прогноза индивидуального преступного поведения актуальна и для России.

Д.А. Шестаков отметил, что доклад Х. Кури представляет несомненный интерес для российских специалистов, имеющих дело с лицами, совершающими опасные преступления, в особенности для криминологов и психологов. Освещённый в докладе вопрос о критериях прогнозируемой опасности личности должен вызвать соответствующий отклик. Сам Д.А. Шестаков неоднократно высказывался за использование достижений психологии при реагировании на преступное поведение, за законодательную регламентацию назначения соответствующих мер при освобождении от уголовной ответственности, условном осуждении и условно-досрочном освобождении от наказания (См.: Шестаков Д.А. Семейная психотерапия  и  предупреждение  преступлений (к вопросу о групповом уровне криминологической профилактики) // Вестник ЛГУ.– 1989. № 6. – С. 56-61  и др.).

Отвечая на полемические замечания по поводу собственного доклада, Д.А. Шестаков заметил: «У меня нет «антиамериканизма» (профессор Гилинский), я даю себе отчёт в том, например, что от нынешнего экономического кризиса, разразившегося в результате злоупотреблений финансовой олигархии, пострадали и рядовые американцы, в том числе мои друзья, но не сами финансисты. Глобально американизированная преступность – это категория, характеризующая состояние наднационального и внешнегосударственного уровней преступности, на которых заметную роль играют транснациональные корпорации преимущественно американского происхождения.   

В том, что количество истреблённых в августе 2008-го мирных осетин оказалось на порядок меньше, чем об этом сообщалось под первым впечатлением от нападения грузинской армии на Южную Осетию (профессор Милюков), для меня нет ничего неожиданного. 162 убитых – это мало?! Обычно СМИ при подобных обстоятельствах на порядок искажают информацию. Это нормально и не меняет моего первоначального наброска квалификации действий грузинской стороны и её сообщников. Высказывание  об «отходе некоторых известных криминологов от декоративно-либеральной к патриотически-национальной платформе» ко мне не имеет отношения. Я неизменно как стоял, так и стою за сильную, небольшевистскую Россию». (Д.А. Шестаков. Криминология. Краткий курс. Преступность как свойство общества. – СПб., 2001. – С. 248-250).

Из бывших диссидентов идейно близкими мне остались немногие, во главе с А.И. Солженицыным, которого Запад поддерживал лишь в разрушительной деятельности, но с раздражением отпрянул от него, когда писатель выступил за «обустройство» России. Новейшая криминология, надеюсь, сохранит национальную традицию критиковать со своих, профессиональных, позиций собственную российскую власть. Пусть даже это не приносит скорую пользу. Верный криминологический прогноз профессора С.У. Дикаева о грядущем «новом витке использования народа России для очередного накопления, которое будет у него изъято», увы, подтвердился… Будем лучше прислушиваться друг к другу.

Полные тексты выступлений опубликованы в журнале «Криминология: вчера, сегодня, завтра». – 2010. – № 1(18).

После семинара состоялось общее собрание Санкт-Петербургского криминологического клуба, на котором избран его новый президент – доктор юридических наук, профессор Салман Умарович Дикаев.

Принято решение о принятии кафедры криминологии, конфликтологии и социологии Луганского государственного университета внутренних дел им. Э.А. Дидоренко (заведующий кафедрой – кандидат философских наук, доцент Василий Иванович Поклад) в Санкт-Петербургский криминологический клуб в качестве его коллективного члена. Таким образом, на сей день Клуб имеет представительства в Киргизской Республике и Украине.

17 апреля 2009 г. Международный семинар: «КРИМИНОЛОГИЯ СЕГОДНЯ: ДОСТИЖЕНИЯ, ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ».

Я.И. Гилинский представил 2-е издание своего сочинения: «Криминология: теория, история, эмпирическая база, социальный контроль». – СПб.: Юридический центр Пресс. 2009. Он акцентировал внимание на разработке, принятии и реализации адекватной, реалистичной научно обоснованной уголовной политики в России.

В семинаре приняли участие криминологи Санкт-Петербурга, Москвы, Таллинна.

Д.А. Шестаков (Санкт-Петербург, Россия). Работу Якова Ильича Гилинского «Криминология: теория, история, эмпирическая база, социальный контроль» я нахожу содержательной, глубокой, оригинальной. В ней собран и квалифицированно проанализирован обширный материал о преступности и социальной реакции на неё как в России, так и в целом мире. Особое внимание уделено криминальному насилию, корыстным преступлениям, организованной преступной деятельности, «беловоротничковой преступности», профессиональной преступной деятельности, подростково-молодёжным преступлениям, преступлениям, связанным с наркотиками, иным видам преступлений.

Мне лично импонирует гуманная направленность книги, критический подход её автора к неоправданно широкому распространению уголовно-правовых запретов, к институту уголовного наказания вообще и лишению свободы в частности. Он убедителен в обосновании необходимости безоговорочной отмены смертной казни. В этом отношении мы многие годы работаем параллельно.

Бесспорным отличительным достоинством книги является её теоретическая составляющая. Книга пронизана теорией. Яков Ильич, видный представитель санкт-петербургской плеяды криминологов, многое делает для того, чтобы донести до российских специалистов положения, сформулированные нашими зарубежными, прежде всего западными коллегами. Он творчески использует эти положения для развития собственных воззрений на преступление, преступность, контроль над ней и её профилактику. В сочинении использовано около 250 источников на иностранных языках.

Блестящая книга! С учётом её глубины, информативности и доходчивости её можно рассматривать и как монографию и как учебник одновременно.

Подробно Д.А. Шестаков остановился на соотношении подходов к понятию преступности, представленного в обсуждаемом сочинении Я.И. Гилинского и исповедуемого самим Д.А. Шестаковым в рамках разработанной им доктрины преступности социальных подсистем.

Краткое изложение доклада Я.И. Гилинского помещено в журнале «Криминология: вчера, сегодня, завтра». – 2010 – № 1(18).

1 сентября 2009 г. Перерегистрация Клуба в качестве некоммерческого партнёрства (Свидетельство о государственной регистрации некоммерческой организации за ОГРН 7814031719). В качестве учредителей выступили Я.И. Гилинский, С.У. Дикаев, С.Ф. Милюков, Д.А. Шестаков.

16 октября 2009 г. Теоретический семинар: «Криминогенность современных моделей экономики и мировой финансово-экономический кризис». Докладчик – доктор юридических наук, профессор Вадим Вячеславович Колесников (Санкт-Петербург, Россия).

В семинаре приняли участие криминологи Владивостока, Минска, Москвы, Пскова, Санкт-Петербурга.

В.В. Колесников (Санкт-Петербург, Россия). Использование основополагающих принципов права при организации хозяйственных систем впервые позволило бы сформировать криминологически конструктивные модели правовой экономики. Только принципиальная смена парадигмы мирового экономического развития за счёт демонтажа цивилизации торговцев и утверждения цивилизации производителей создаст реальные предпосылки для реальной криминологической санации экономики и общества.

Д.А. Шестаков (Санкт-Петербург, Россия). Помимо тонкого анализа преступных экономических моделей, с помощью которых «финансовые алхимики» обкрадывают во всемирных масштабах производителей экономических благ, для меня интересна проявившаяся на семинаре связь между исследованием животрепещущей криминологической проблемы мирового финансового кризиса и продвижением вперёд общей криминологической теории.

Ещё недавно вычленение в криминологической науке её отраслей, нацеленных на комплексы проблем, сосредоточенных в основных социальных подсистемах (семейная криминология, криминопенология, политическая криминология, криминология СМИ, экономическая криминология), вызывало сопротивление. Теперь, кажется, ни у кого не вызывает сомнения, что, скажем, в связи с разразившимся мировым кризисом мало изучать «систему экономических преступлений» и их причины, но надо пытаться осмыслить преступность экономики в целом, что, собственно и ведёт к формированию соответствующей отрасли.

Если бы в криминологии не был поставлен вопрос о криминологическом, отличном от законодательного понятия преступления (преступление как таковое), то доступ криминологии в дебри злоупотреблений с долларами, деривативами и т.п. был бы сегодня закрыт, ибо не за все виды этих махинаций установлена уголовная ответственность.

Экономическая оценка законодательного сопровождения преступной приватизации и представления, разрабатываемые теорией криминологии закона, о криминогенном, неправовом, преступном, укрывательском законах дополняют друг друга. Криминология должна исследовать не только то, что государство назвало преступным, но и то, что преступно по существу.

Согласно парадигме преступных подсистем, преступность экономики – это воспроизводящиеся в экономической сфере криминогенные детерминанты и преступления. Состоявшийся семинар во многом стал продолжением начатого в Клубе 27 февраля сего года разговора о глобально американизированной преступности, в том числе с позиций постлиберальной криминологии.

Деньги – штучки от дьявола, тем более, если это не обеспеченные деньги. Из доклада профессора В.В. Колесникова и выступлений участников дискуссии явствует, что преступность глобально американизированной экономики («торговой цивилизации»; «ростовщической, спекулятивной экономики») проявляется в закачивании в мировой оборот злокачественной валюты (американского доллара) и спекулятивных банковских операциях, таких как широкая торговля ценными бумагами, кредитование, в особенности, ипотечное. Ускорению «онкологических» процессов экономики способствует внедрение в неё долларовых деривативов (derivative). Хотелось бы сказать:  «доллар – это пустота, а дериватив – пустота в энной степени». Но в этих словах, верных по существу, есть доля преувеличения. Банковский «спекулянт» успевает обменять пустые «штучки от дьявола» на реальные материальные блага. В результате усугубляется количественно охарактеризованная на семинаре болезнь чудовищного экономического неравенства.

Вместе с тем на нашем семинаре остались требующими дальнейшей разработки вопросы о том, почему делание денег из денег преступно? Преступно, в том числе в криминологическом смысле? Иными словами, в чём заключается вред для человека и человечества от этих махинаций? В развёрнутом ответе на данные вопросы состоит, как мне кажется, одна из перспектив развития экономической криминологии. Не будучи экономистом, предположу, что злокачественность механизмов сегодняшней финансовой олигархии связана с тем, что «непроизводитель», 1) наращивающий по экспоненте капитал 2) в условиях закачивания в мировую экономику метастазов «пустого доллара», что усиливает инфляцию, 3) таким образом, разоряет производителя, ибо на его долю остаётся всё меньше экономических благ. И, конечно, стратегически значимые блага захватываются «непроизводителем». Разумеется, требуется квалификация специалистов в области экономической криминологии – профессора Колесникова, его учеников и последователей – для уточнения криминальной сути механизмов финансовой алхимии, сегодня, кажется, особенно в отношении «закачки»  в финансовый оборот долларовых деривативов.

Докладчик безусловно прав, придавая антикриминогенное значение желательному наделению собственностью по возможности большей части населения. Разумеется, нужен бинарный – с участием наёмного работника – капитал, нужно прогрессивное налогообложение и гарантированно высокая доля заработной платы в себестоимости производимого продукта. На мой взгляд,  по ряду позиций требуется провести и национализацию. Всё это, по-видимому, в основном понятно населению. Вместе с тем без государственной воли обозначенное В.В. Колесниковым определяющее криминогенное противоречие между интересами тех, кто создаёт экономические блага (товары и услуги), и тех, кто из денег делает деньги, не создавая никаких экономических благ, снять невозможно. А такой воли нет. В современных политических условиях России с её управляемой на американский манер «четырёхпартийной» демократии большая часть перечисленных мер едва ли возможна.

К криминологическому осмыслению преступной глобально американизированной преступности в настоящее время подключились учёные многих стран мира. (См., например: Ханс-Вернер Зин. Капитализм как казино. Как пришли к финансовому кризису и что теперь делать. Берлин, 2009 (H.-W. Sinn. Kasino-Kapitalismus. Wie es zur Finanzkrise kam und was jetzt zu tun ist. Econ Verlag. Berlin, 2009).

А.П. Данилов (Санкт-Петербург, Россия). Современное состояние мировой экономической модели зависит от деятельности политической и экономической элиты США, зачастую, представленной одними и теми же лицами, прямо или косвенно обладающими политической властью.

Возможен ли отказ США от преступной спекулятивной доминанты, когда именно она является одной из составляющих их экономического успеха?

Мировой финансово-экономический кризис выступает в качестве одного из преступных проявлений деятельности ГАП в целях разрушения государств и государственности через уничтожение национальных экономик. Деятельность ГАП приближает нас к построению глобального наднационального управления мировой элитой.

П.И. Сащенко (Минск, Беларусь). Обесценивание предприятий в условиях кризиса снижает затраты на их приобретение, одновременно уменьшается количество внешних конкурентов, готовых вложить денежные средства в приобретение собственности, а незаконное использование служебных полномочий позволяет создавать административные барьеры для участия в приватизации внешних конкурентов со значительными денежными ресурсами.

В.А. Номоконов, Т.Л. Тропинина (Владивосток, Россия). Массированная интервенция и вмешательство государства, лоббирование интересов отдельных лиц и корпораций (или уступка давлению со стороны этих лиц или корпораций) может превратить кризис в экономическую  и, возможно, даже политическую катастрофу. Нужно видеть грозящую опасность и быть готовыми её минимизировать.

Полные тексты выступлений будут опубликованы в журнале «Криминология: вчера, сегодня, завтра».  – 2010. – 2(19).

24 декабря 2009 г. Состоялось заседание Совета Санкт-Петербургского международного криминологического клуба, на котором закреплены следующие обязанности:

Данилов Андрей Петрович, к.ю.н., назначен на должность заместителя президента Санкт-Петербургского международного криминологического клуба; Константинова Татьяна Владимировна – заведующая библиотекой Клуба; Носкова Ирина Александровна – администратор Клуба.