Регистрация/Вход

Последнее обновление

03.11.2017
Президент России

Наши коллеги

Академия финансовой полиции
Кафедра криминологии, конфликтологии и социологии

Designed by:
SiteGround web hosting Joomla Templates
2007 год

Летопись Санкт-Петербургского международного криминологического клуба за 2007 год

 

19 января 2007 г. Теоретический семинар: «Понятие преступления в зарубежной криминологии». Основной докладчик – кандидат юридических наук, доцент Анна Леонидовна Сморгунова (Санкт-Петербург, Россия). В прениях выступили: Я.И. Гилинский (Санкт-Петербург, Россия), Г.Л. Касторский (Санкт-Петербург, Россия), Д.А. Шестаков (Санкт-Петербург, Россия) В.В. Гольберт (Санкт-Петербург, Россия).

Материалы семинара опубликованы в журнале «Криминология: вчера, сегодня, завтра». – 2008. – № 1(14) .

2–3 марта 2007 г. Двухдневный теоретический семинар: «Криминология закона».

Д.А. Шестаков (Санкт-Петербург, Россия), обосновывая общую тему семинара, отметил, что завтрашняя криминология, по его мнению, должна увязать в себе, помимо прочего, развивающуюся криминологическую теорию и криминологическое законодательство. Криминология закона, разрабатываемая Невско-Волжской криминологической школой, отрасль науки о преступности, призвана криминологически осмыслять законодательство. Она исследует «законодательную преступность», а также обоснованность, оправданность, эффективность уголовного закона (см.: Шестаков Д.А. Криминология. – СПб., 2006. – C. 402-403). В связи с непрекращающейся в криминологии дискуссией между либералами и неоконсерваторами президент Клуба пообещал предложить концепцию нового криминологического либерализма.

На заседании 2 марта с основным докладом на тему «Эффективное уголовное законодательство: утопия, иллюзия или нереализованные возможности?» выступила директор Саратовского центра изучения организованной преступности и коррупции, доктор юридических наук, профессор Наталья Александровна Лопашенко (Саратов, Россия).

В докладе были сформулированы нижеследующие положения. Эффективность уголовного закона (ЭУЗ) – это эффективность криминализации (ЭК), эффективность законотворчества (ЭЗ) и эффективность правоприменения (ЭП), вместе взятые, что может быть выражено в следующей формуле: ЭУЗ = ЭК + ЭЗ + ЭП. Эффективность уголовного закона не может быть связана с задачей охраны каких-либо ценностей (личности, общества, государства). Ставящий такую задачу закон утопичен. Он и иллюзорен, одновременно, поскольку вводит в заблуждение и население, и власть о том, что охрана возможна. Задача, которая должна стоять перед уголовным законом, – предупреждение преступлений. Но не всех; это ещё одна утопия и иллюзия. Речь должна идти о предупреждении максимально возможного количества преступлений, того, которое наращивается к преступному ядру. А в этом направлении эффективность современного уголовного законодательства представляет собой нереализованные возможности.

Заседание 3 марта было посвящено 70-летнему юбилею заслуженного деятеля науки РФ, доктора юридических наук профессора Эдуарда Филипповича Побегайло (Москва, Россия). Юбиляр сделал доклад: «О проблемах борьбы с преступностью и современной уголовной политики».

В прениях по докладам выступили: В.Б. Волженкин (Санкт-Петербург, Россия), Я.И. Гилинский (Санкт-Петербург, Россия), В.В. Колесников (Санкт-Петербург, Россия), Н.А. Кондратов (Санкт-Петербург, Россия), С.Я. Лебедев (Москва, Россия), А.А. Майоров (Санкт-Петербург, Россия), С.Ф. Милюков (Санкт-Петербург, Россия), В.Б. Малинин (Санкт-Петербург, Россия), А.С. Михлин (Москва, Россия), О.В. Старков (Краснодар, Россия), Э.Ф. Побегайло (Москва, Россия), Ю.Е. Пудовочкин (Москва, Россия), В.Г. Шарыгин (Санкт-Петербург, Россия), Д.А. Шестаков (Санкт-Петербург, Россия).

Подводя итог семинару, президент Клуба Д.А. Шестаков высоко оценил оба основных доклада. Он обратил, в частности, внимание на оригинальный подход Н.А. Лопашенко к критерию эффективности уголовного закона, которую она видит по существу в уменьшении дюркгеймовской «нормы преступности». Президент Клуба отметил в докладе Э.Ф. Побегайло блестящий анализ инструментария уголовного права, стремление использовать достижения юридической науки на пользу не только отдельным индивидам и их группам, но России в целом.

Далее Д.А. Шестаков коснулся обещанной им в начале семинара концепции нового криминологического либерализма, которую он связал с тезисом Н.А. Лопашенко о том, что уголовное право не должно иметь перед собой задачи защиты государства, и тезисом Э.Ф. Побегайло о губительности либерального законодательства для России. Профессор Д.А. Шестаков сказал: «Полагаю, что от политики не удастся уйти ни криминологической теории, ни уголовному законодательству. При этом либеральное направление, связанное с критикой власти, будет оставаться весьма значимым. Однако нужен новый криминологический либерализм, который я связываю с изменением структуры глобальной власти. Новые либеральные уголовно-правовые идеи должны быть направлены своим остриём против новой мировой власти, против внешней государственной и надгосударственной преступности».

Президент Клуба напомнил о предложенном им ранее ряде составов преступлений для внутреннего и международного права, которые призваны обеспечивать защиту суверенных государств от вмешательства, а также о праве задержания особо опасного преступника на территории чужого государства. (Д.А. Шестаков. Криминологический аспект деятельности частных военных компаний // Криминология: вчера, сегодня, завтра. Труды Санкт-Петербургского криминологического клуба. – 2006. – № 1(10). – С. 226-229). Поставленные таким образом вопросы в настоящее время имеют значение также для дискуссии по поводу обсуждаемого в мировой криминологии Модельного кодекса постконфликтной уголовной юстиции (Model Codes for Postconflict Criminal Justice. 2007). Потребность в новом либерализме обусловлена не только преступной политической реальностью, но и логикой развития в общей криминологической теории представлений о преступлении и преступности. К этим вопросам Д.А. Шестаков пообещал вернуться в одном из своих ближайших выступлений в Клубе.

Материалы семинара опубликованы в журнале «Криминология: вчера, сегодня, завтра». – 2008. – № 1(14).

 18 июня 2007 года Международная конференция Санкт-Петербургского криминологического клуба «Семейная криминология: новые исследования, совершенствование законодательства». В прениях выступили: В.А. Бачинин (Санкт-Петербург, Россия), Э.В. Гондолф (Индиана, США), Х. Кури (Фрайбург, ФРГ), С.Ф. Милюков (Санкт-Петербург, Россия), Т.Н. Миронова (Санкт-Петербург, Россия), Б.Б. Тангиев (Санкт-Петербург, Россия), В.С. Харламов (Санкт-Петербург, Россия), А.В. Чураков (Санкт-Петербург, Россия), Д.А. Шестаков (Санкт-Петербург, Россия), М. Штраус (Нью-Гемпшир, США). Материалы семинара опубликованы в журнале «Криминология: вчера, сегодня, завтра». 2008. № 1 (14).

В.А. Бачинин (Санкт-Петербург, Россия). «Библия не является учебником по семейной криминологии, но она содержит много ценных идей, которые необходимы для развития этой криминологической отрасли. Два важных положения доминируют в библейском тексте: 1) суверенная воля всемогущего Бога; 2) свободная воля человека, которая иногда толкает его на преступления против близких людей. Бог показывает человеку страшные последствия его преступлений. Результатами моральных уроков являются  методологические выводы. Библейское понимание природы преступлений привносит в семейную  криминологию такое свойство, как фундаментальность».

Э.В. Гондолф (Индиана, США). «Социологический обзор семейного насилия в США охватывает взаимодействие трёх социальных сил, реагирующих на данную проблему, и нескончаемую полемику, ведущуюся вокруг нее. Общественное движение женщин, подвергшихся семейному насилию, социологические исследования и  психотерапевтическая практика активно дополняли друг друга в последние 30 лет. Они существенным образом повлияли не реформу уголовной юстиции, увеличение государственного финансирования, направленного на контроль данной проблемы, распространение социальных исследований оценки эффективности психотерапевтических программ. Одновременно концептуальные расхождения между тремя упомянутыми силами породили дискуссию о природе семейного насилия, роли психотерапевтических программ, проводимых с правонарушителями, и интенсивности вмешательства со стороны уголовной юстиции».

Х. Кури (Фрайбург, ФРГ). «Семейное насилие – одна из наиболее обсуждаемых тем в Германии прошлого года. В ходе проведения  исследования было установлено, что насилие в отношении женщин и детей является существенной проблемой. Мужчины становятся сегодня жертвами чаще, чем в прошлые годы. Суть принимаемых сегодня в Германии мер в связи с внутрисемейными преступлениями сводится, по образцу зарубежных стран, к удалению виновного с территории и принятию закона «О защите против насилия». В настоящее время повсеместно действует правило: «Тот, кто бьёт, тот должен быть выселен!». План действий правительства ФРГ, направленный на противодействие насилию в семье, включает в себя следующие главные пункты: 1) сотрудничество между компетентными органами; 2) объединение в общую сеть всех организаций, предлагающих помощь; 3) привлечение специалистов и общественности к решению данной проблемы; 4) международное сотрудничество».

Т.Н. Миронова (Санкт-Петербург, Россия). «Теоретическую основу  противодействия внутрисемейным  преступным посягательствам составляет концепция криминологической коррекции семейных отношений (Д.А. Шестаков). Известным петербургским специалистом по семейной криминологии В.С. Харламовым выдвинут ряд предложений, направленных на оптимизацию деятельности милиции в данном направлении».

В.С. Харламов (Санкт-Петербург, Россия). «Сравнительный анализ основных нормативно-правовых актов, регламентирующих противодействие семейной преступности, показал, что российское законодательство значительно отстаёт от развития общества и происходящих в нём изменений. В связи с этим в сфере безопасности семьи предлагается совершенствование правотворчества на международном, федеральном и региональном уровнях».

А.В. Чураков (Санкт-Петербург, Россия). «На сегодняшний день среди республик бывшего СССР только Украиной, Киргизией и Грузией приняты специальные законы о противодействии семейному насилию. В остальных республиках данная сфера регламентирована лишь неспециализированными актами, что негативно влияет на эффективность противодействия семейной преступности».

Д.А. Шестаков (Санкт-Петербург, Россия). «Семейная криминология в России прошла три этапа. Первый этап, диалектический (70–80-е годы XX века), связан с осмыслением воспроизводства преступлений как результата действия социальных, в том числе относящихся к институту семьи, противоречий. Второй, феминистский (90-е годы XX века), – характеризуется распространением – при финансовой поддержке западных стран – на пространстве СНГ объяснения преступлений в семейно-бытовой сфере доминированием в обществе мужчин. Третий этап –  интегративный (начиная с первого десятилетия третьего тысячелетия). На нём отмечается некоторый отход от феминистских тенденциозности и упрощений, освоение теоретического потенциала, накопленного на диалектическом этапе развития отрасли. Анализируется внедрение в законодательство СНГ исходящих из семейной криминологии предложений.

М. Штраус (Нью-Гемпшир, США). «В рамках международного исследования о насилии, совершаемом над партнёром, приняли участие 1363 студента из университетов Венгрии, Литвы, Румынии и России. В ходе проведённого исследования было установлено, что 28 % опрошенных за последние 12 месяцев применяли физическую силу по отношению к партнёру.  Из этого числа 20 % наносили партнёру телесные повреждения. Женщины причиняли телесные повреждения несколько чаще прежнего, но реже, чем мужчины.

Результаты исследования свидетельствуют, что вопросы доминирования и преступное прошлое партнёра являются одними из факторов преступного насилия.  Предлагается направить работу по профилактике данного вида насилия как на мужчин, так и на женщин, а также обратиться к преступной склонности каждого партнера и неравенству в отношениях, созданных господством  как мужчин, так и женщин».

12 октября 2007 г. Теоретический семинар «Феномен предательства: криминологический аспект». Основной докладчик – Виктор Григорьевич Шарыгин (Санкт-Петербург, Россия).

В докладе было проанализировано социально-психологическое явление предательства как вида государственной преступности, а также опыт превентивной политики в отношении предательства в России ХIХ века. В данной плоскости дана криминологическая оценка идеолого-политической метаморфозы российской государственности в период крушения монархии и установления советской власти. Освещены криминологические проблемы, связанные с предательством в советский период, формирование в этой связи составов мнимых преступлений. В контексте темы дана оценка коррупции.

В прениях приняли участие: В.А. Бачинин (Санкт-Петербург, Россия), Я.И. Гилинский (Санкт-Петербург, Россия), А.П. Данилов (Санкт-Петербург, Россия), И.И. Иванов (Санкт-Петербург, Россия), С.Ф. Милюков (Санкт-Петербург, Россия), Н.С. Нижник (Санкт-Петербург, Россия), И.А. Носкова (Санкт-Петербург, Россия), Б.Б. Тангиев (Санкт-Петербург, Россия), Д.А. Шестаков (Санкт-Петербург, Россия), Т.В. Шипунова (Санкт-Петербург, Россия), А.В. Чураков (Санкт-Петербург, Россия) и др.

В.А. Бачинин: «Если государство и его правительство в своих главных предприятиях следуют заповедям Бога, то христианин с готовностью выполняет их требования. Если же государство демонстрирует позицию богоотступничества или тем более, богоборчества, то христианин, хранящий верность Богу, не может следовать за таким правительством. Библия требует не участвовать в делах тьмы».

И.А. Носкова: «Метод Алена Даллеса: «Литература, театры, кино – всё будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых творцов, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства – словом, всякой безнравственности. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркоманию, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу. Все это мы будем ловко и незаметно культивировать...» Специалистам в области криминологии массовой коммуникации, равно как политической криминологии необходимо разработать стратегию противодействия криминальной и криминогенной деятельности враждебных России спецслужб».

А.В. Чураков: «Следует освещать воздействие серьёзных семейных неурядиц, супружеской измены на эмоциональную сферу несовершеннолетних и особенно малолетних, проживающих в подверженных им семьях, приводить данные зависимости между семейным неблагополучием в родительской семье и алкоголизацией, наркотизацией, прочими негативными девиациями подростка и ребёнка».

А.П. Данилов: «Выражение и лоббирование интересов западных государств, часто выходящее за рамки закона, противоречит интересам России, снижает защищённость жизненно важных интересов общества и государства от внутренних и внешних угроз, то есть по существу является предательством по отношению к своей стране в целях получения собственной финансовой или иной выгоды».

Подводя итог заседанию, Д.А. Шестаков рассмотрел явление измены в плоскости ранее предложенного им криминологического определения преступления и трактовки криминологии в качестве науки о зле. В чём состоит зло измены и, стало быть, преступность наиболее вредоносных её проявлений? Ответы на поставленный вопрос лежат в сферах как земного, материального, так и высокого, идеального. В низшей, материальной сфере, например в гражданско-правовых отношениях, опасность и вред измены состоят в ненадёжности, способности подвести (случай невозвращения долга, т.е. измены принятым обязательствам). В высшей, идеальной сфере зло измены заключается в вероломстве, в отступлении от идеала. Материалы семинара опубликованы в журнале «Криминология: вчера, сегодня, завтра». – 2008. – № 2(15).

14 декабря 2007 г. Презентация: «ЧАСТНАЯ КРИМИНОЛОГИЯ», очередной том четырёхтомного курса криминологии / под редакцией доктора юридических наук, профессора, заслуженного деятеля науки Российской Федерации Д.А. Шестакова.

В обсуждении приняли участие: Я.И. Гилинский (Санкт-Петербург, Россия), А.П. Данилов (Санкт-Петербург, Россия), С.У. Дикаев (Санкт-Петербург, Россия), П.А. Кабанов (Набережные Челны, Россия), О.Г. Каратаев (Санкт-Петербург, Россия), В.В. Колесников (Санкт-Петербург, Россия), С.Ф. Милюков (Санкт-Петербург, Россия), Б.Б. Тангиев (Санкт-Петербург, Россия), Д.А. Шестаков (Санкт-Петербург, Россия).