Регистрация/Вход

Последнее обновление

05.05.2017
Президент России

Наши коллеги

Академия финансовой полиции
Кафедра криминологии, конфликтологии и социологии

Designed by:
SiteGround web hosting Joomla Templates
ПРЕСТУПНАЯ ДЕЗИНФОРМАЦИЯ (На примере Новороссии)
18.04.2015 06:36

Д.А. Шестаков

ПРЕСТУПНАЯ ДЕЗИНФОРМАЦИЯ (На примере Новороссии)

 

Как правильно ссылаться:

 

Шестаков Д.А. Преступная дезинформация. (На примере Новороссии) // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2015. № 1 (36). С. 54–61.

 

 

«Слова – лишь оболочка смысла.

Глупо изучать лишь оболочку, пренебрегая её содержанием».

Люй Бувэй

 

«Выслушивать надо всё, что говорят, но с доверием спешить не следует».

Федр

 

Планетарно-олигархический уровень преступности в отдельно взятой стране. Характер преступности современного мира всё более определяется метастазирующей глобальной олигархической властью (ГОВ) [10; 12; 13; 28]. По её воле, проводимой через США и прислуживающие им страны Западной Европы, последние четверть века в разных странах Ближнего Востока, бывшего социалистического лагеря, а также в государствах, ранее входивших в СССР, – как по ходу, так и вне агрессивных войн – совершены государственные перевороты либо покушения на них. В этих странах искусственно создан «управляемый хаос». В результате организованного ГОВ 22 февраля 2014 года государственного переворота на Украине воцарилась управляемая извне власть.

Новой украинской властью, легитимность которой вызывает сомнения, совершены грубые нарушения прав русскоязычного народа, в результате чего в ряде местностей юго-восточной Украины на основании проведённых референдумов провозглашены независимые народные республики. Два из этих новых государств (Донецкая и Луганская Народные Республики – ДНР и ЛНР – образовали конфедеративный союз – Новороссия). О создании Новороссии объявлено 24 мая 2014 года. Её название подразумевает заявленную преемственность от одноимённого исторического региона бывшей Российской империи, в пределы которого входила и бо́льшая часть Донбасса.

На территории Новороссии украинская армия в соучастии с вооружёнными формированиями, нанятыми местными олигархами, частными военными компаниями и другими наёмниками под руководством натовских советников применяет тяжёлую военную технику не столько против вооружённых сил новороссов, сколько против мирных жителей, в отношении которых проводится геноцид, сопровождаемый применением запрещённых средств и методов ведения войны. Гибнут люди, в том числе женщины и дети, разрушены инфраструктура, многие жилые дома, больницы, школы, детские сады.

Эти войны, перевороты, революции, террор, осуществляемые в сегодняшнем мире, обусловливаются противоречиями между глобальной олигархической властью – ГОВ – и человечеством в целом. Корысть правит миром [11; 17].

Информационная война. Освоение на рубеже веков информационного пространства, охватывающего Интернет, кабельные сети, спутники для прямого вещания, сотовые телефоны и т.п., создало предпосылку для появления информационного оружия. Оно воздействует, как известно, не на системы вооружений, а на личности, принимающие решения накануне и в ходе конфликта [1]. В армиях стран-участниц НАТО с начала 90-х годов прошлого века созданы специальные кибер-подразделения для ведения военных действий в сфере информации [9].

Существующая в США концепция «информационной войны» предусматривает: подавление элементов информационной инфраструктуры государственного и военного управления противника (поражение автоматизированных центров командования и управления); электромагнитное воздействие на элементы информационных и телекоммуникационных систем (радиоэлектронная борьба); получение разведывательной информации путём перехвата и дешифрования информационных потоков, передаваемых по защищённым каналам связи, а также за счёт специального внедрения технических средств перехвата данных. Информационная война подразумевает, в частности, формирование и массовое распространение дезинформации для воздействия на оценки, намерения и духовную ориентацию населения, а также политических и военных руководителей, принимающих стратегические решения [8].

Благодаря Эдварду Сноудену – техническому специалисту ЦРУ и Агентства национальной безопасности США – в июне 2013 года разоблачена слежка, которая, оказывается, ведётся в информационных сетях и сетях связи по всему миру. Следят неустанно американские спецслужбы за перепиской и разговорами между гражданами, должностными лицами и даже руководителями государств – союзников США. Президент США Барак Обама посредством спецслужб подсматривает и за своей ближайшей западноевропейской помощницей, канцлером ФРГ Ангелой Меркель, обычно накануне их встреч [18]. Нарушение тайны общения в мировом пространстве приняло невиданный доселе размах.

При определённых обстоятельствах пропаганда и дезинформация могут стать и становятся средствами совершения преступлений против мира и человечества, а также против конституционного строя отдельных государств.

Содержание дезинформация вокруг и против Новороссии. Ни для кого не секрет то, что события 2014–2015 гг. на Украине и затем в отделившейся от неё Новороссии являются очередным звеном в цепи инициированного и управляемого глобальной олигархической властью преступного вмешательства в суверенитет Югославии, Ирака, Киргизии, Беларуси, Ливии… Эти вторжения  неизменно сопровождаются массовой дезинформацией.

В чём, собственно, состоит дезинформация?

Запрещённые темы. Геополитические цели ГОВ на Украине и в Новороссии – прежде всего, цель ослабления России – не обсуждаются на Западе ни политиками, ни журналистами. Беседовать на эти как бы неприличные темы не принято.

Искажение и ложное объяснение фактов. Упомянутая Меркель говорит о «незыблемой» идее целостности государств. И это после обеспеченного ГОВ распада Югославии!!! Вооружённый переворот 22 февраля 2014 г. преподносится Западом как мирная демократическая революция народа против «диктатора» (В.В. Януковича). Называются недействительными результаты референдумов в Крыму и – отдельно – в Севастополе 16 марта 2014 года, а также в Луганской и Донецкой областях Украины 11 мая того же года. Возвращение Крыма в состав России трактуется как аннексия. Применение армии Украины и финансируемых олигархами вооружённых отрядов против избранной власти ДНР и ЛНР, а также против мирного населения этих государств представляется в виде «антитеррористической операции».

Провокации. Стрельба снайперов-провокаторов по демонстрантам «евромайдана» на улице Институтской в Киеве 1820 февраля 2014 г. выдаётся за действия  «Беркута» – подразделения милиции специального назначения при территориальных управлениях Министерства внутренних дел Украины в 1992–2014 гг. – с тем, чтобы обвинить законную власть в злоупотреблении силой. Установлено, что стреляли пулями калибра 5,56 (стандарт натовских вооружённых формирований, в частности, винтовки М-16). Оружия такого калибра у «Беркута» не имелось.

Двойные мерки. Как сказано выше, Западом на основании фальшивки была предпринята попытка настроить мировое общественное мнение против легитимной власти Януковича, якобы употребившего силу против «евромайдановцев». Министр иностранных дел России С.В. Лавров говорит о недопустимости поддержки антиконституционной смены государственной власти [16]. Пришедшая на Украину в итоге переворота новая, угодная ГОВ государственная власть в самом деле применяет силу для подавления политической инициативы. И вот теперь не мнимое, а подлинное насилие на этот раз с использованием тяжёлой артиллерии не осуждается, а, напротив, поддерживается, в том числе информационно.

Замалчивание. За пределами обсуждения оставляется попрание украинскими властями прав и свобод русскоязычного народа, послужившее толчком к осуществлению наболевшего стремления этих людей вернуть свою землю в состав России. В частности, практически обойдён вниманием глобально-олигархической прессы принятый сразу после переворота, а именно 23 февраля 2014 года,  Закон Украины «Об основах государственной языковой политики».

 Замалчиваются или ретушируются явные злодеяния сторонников антиконституционного переворота, в частности, поджог в Одессе 2 мая 2014 г. Дома профсоюзов, в котором укрылись противники «евромайдана». Погибли в огне и от расстрела несколько десятков человек, пытавшихся вырваться из пожара.

Перекладывание ответственности. В теории пропаганды этот приём, состоящий в растворении виновного среди преследователей, получил название «Держи вора» [23]. Особо нашумевшие злодеяния: массовое лишение жизни и искалечение мирных жителей, совершённые определённо украинской стороной или до конца не прояснённые, однозначно приписываются новороссам. Примерами такой дезинформации служат случаи со сбитым 17 июля 2014 г. гражданским самолётом Малазийских авиалиний (погибли 298 человек) и с уничтожением пассажирского автобуса 13 января 2015 г. под Волновахой (погибли 10 и ранены 13 человек) [22].

Кого ГОВ единообразно оболванивает? Адресатами дезинформации вокруг Украины и Новороссии являются население этих стран, России и вся мировая общественность. Февральскому перевороту 2014 года предшествовала длительная массированная антирусская, антироссийская обработка жителей Украины, в особенности молодёжи. Дезинформация начиналась буквально с детского сада. В Интернете нашумел такой видеоролик: И. Фарион – депутат Верховной Рады Украины, председатель подкомитета по вопросам высшего образования Комитета по вопросам науки и образования, проводя занятие с дошкольниками, спрашивает девочку: «Тебя как зовут? Олэнка? Никогда не будь Алёной. Потому что если ты станешь Алёной, ребёнок, тогда тебе нужно будет паковать чемоданы и выезжать в Московию» [14]. Украинские школьники и студенты учатся по учебникам, в которых сфальсифицирована история. Молодёжи внушается: Россия – это враг, нещадно эксплуатировавший Украину на протяжении веков, душивший её культуру и язык. Сама же Украина трактуется как страна, исторически связанная с европейской политической и культурной средой [21].

Взращивание оппозиции на Украине и в России. Русоненавистническая пропаганда, осуществляемая через СМИ и, особенно, через социальные сети, опирается на «пятую колонну» на Украине и в России. Пик русофобии в послеперестроечной России пришёлся на 90-е годы XX века. Тогда, вопреки ярким историческим свидетельствам свободолюбия в нашей стране (освободительные войны, феномен декабристов и т.д.) целенаправленно распространялся миф о «рабской душе» русского, советского человека. Социолог Т.И. Заславская называла советского человека «лукавым рабом». А. Гуревич зомбировал: «В глубине души каждого русского пульсирует ментальность раба». СМИ тиражировали псевдоидею о несостоятельности, никчёмности россиянина. Особенно преуспел в этом телеведущий В.В. Познер [20].

Единообразие подачи искажённых сведений вызывает даже улыбку. Сообщения западных СМИ штампуют словно в едином центре. Масс-медиа  в XXI веке далеко ушли от плюрализма мнений, оставив его в прошлом. Американские аналитики признают, что на Западе вырабатывается единый взгляд на то, чем должна стать информационная стратегия и как её вписать в общий политический курс [2; 3; 4; 5; 6]. Удо Ульфкотте, бывший сотрудник ведущей германской газеты «Frankfurter Allgemeine Zeitung», разъясняет причину проамериканского, антироссийского единодушия западных журналистов. Ими правят через «элитную тройку», которую составляют финансисты, политики, и специальные службы. Журналисты коррумпированы созданным для них роскошным образом жизни (проживание в пятизвёздочных отелях, банкеты, ценные подарки) и вместе с тем запуганы. Если они будут нейтральными или станут писать правду, то потеряют работу. Финансовые элиты указывают журналистам, какие акции должно покупать или продавать. Спецслужбы готовят информацию, дело доходит до того, что в них пишутся статьи для немецких газет от имени конкретных известных авторов [7].

Специалистами отмечается, что современная массовая дезинформация способствует созданию атмосферы бездуховности и безнравственности, негативного отношения к культурному наследию. Происходит игра общественным сознанием социальных групп населения для формирования политической напряжённости и хаоса. Дезинформация нацелена на дестабилизацию отношений между политическими движениями в целях провокации конфликтов, обострения политической борьбы. Она нарушает информационное обеспечение органов государственного и военного управления, затрудняет принятие ими стратегических решений. Дезинформация населения о работе государственных органов подрывает авторитет последних, дискредитирует органы государственного управления. Она провоцирует социальные, политические, национальные и религиозные столкновения. Из-за рубежа инициируются массовые беспорядки, акции социально-экономического протеста. В последнее время значительные усилия направляются на подрыв международного авторитета России, её сотрудничества с другими странами [15]. Дезинформация отравляет международную атмосферу [16].

Перемирия Украины с Новороссией как дезинформация. Как только ополченцы Новороссии добиваются военного преимущества над украинскими силовиками, замыкают значительные их силы в «котёл», тотчас украинская хунта и западная дипломатия выступают с предложениями перемирия. Так было в 2014 г.: в середине августа в окружении оказались несколько тысяч украинских военных. А уже в начале сентября – ни раньше, ни позже – заключено (в Минске) соглашение о перемирии. Оно завершило волну успехов ополченцев, едва не взявших Мариуполь. Украинским военным позволили выйти из окружения. Далее, как и следовало ожидать, была произведена перегруппировка украинских сил и укрепление их воинским снаряжением, военными инструкторами, а также наёмниками (частично в лице частных военных компаний) из-за рубежа.

В январе 2015 г. реанимированные силы Украины возобновили полномасштабные боевые действия. Посредством тяжёлой артиллерии снова целенаправленно разрушалась инфраструктура Новороссии: предприятия, транспорт, системы энерго- и водоснабжения, жильё, больницы, школы и детские сады. Опять гибли мирные жители, были убиты и покалечены женщины и дети. Всё это время западные лидеры не высказывали обеспокоенности в отношении гуманитарной обстановки, в том числе в Горловке, которую киевская сторона обратила в руины. Но когда несколько тысяч бойцов «незалежной» к концу января под Дебальцево вновь были окружены, тогда президент Украины Порошенко, президент Франции Олланд, канцлер Германии Меркель и другие западные фигуранты вновь выступили за перемирие, очевидно, с тем, чтобы сорвать разгром окружённой группировки. Перемирие (и на этот раз в Минске) заключено, достигнута договорённость о прекращении огня с ноля часов 15.02.2015…

Оба перемирия использованы ГОВ, помимо прочего, в пропагандистских целях. Во время предшествовавших им переговоров скрывалась подлинная военно-тактическая цель перемирия. Западноевропейским лидерам приписывалась роль миротворцев. Россия же в очередной раз выставлялась явным или скрытым агрессором, виновным в массовых человеческих жертвах и разрушениях.

Уголовная ответственность? Резолюция ГА ООН от 3 ноября 1947 года установила международно-правовую норму о запрещении пропаганды войны в любой форме. Эта норма, имеющая непосредственное отношение к проблемам уголовно-правовой защиты информационного пространства, была воспринята советским уголовным законодательством. Сначала в ст. 8 Закона СССР от 25.12.1958 года «Об уголовной ответственности за государственные преступления», а затем и в ст. 71 УК РСФСР. Указание на любую форму пропаганды охватывало использование при разжигании агрессии непроверенных и фальсифицированных сведений. Постсоветский УК РФ ослабил защиту мира, сузив в российском законе международную норму до «публичных призывов к развязыванию агрессивной войны» (ст. 354 УК РФ), что едва ли можно признать правильным.

В научных кругах применительно к сфере информации поставлены вопросы о введении уголовной ответственности за нарушение тайны общения (в связи с феноменом Сноудена) [12, с. 46–47], за «информационный терроризм», под которым предлагается понимать преднамеренное нагнетание атмосферы страха посредством запугивания с помощью СМИ [9],  и за использование непроверенных или фальсифицированных данных для развязывания войны [24].

Понятно, что мощным антикриминогенным потенциалом против агрессивных войн, государственных мятежей, геноцида, применения запрещённых средств и методов ведения войны может обладать общественное мнение. Обработка же массового сознания, введение его в заблуждение относительно причин названных действий (неправда о наличии оружия массового поражения в атакуемой стране)  и их направленности (ложь о «поддержке демократии»), разжигание враждебных чувств в отношении жертв (навешивание им ярлыка «сепаратисты» и т.п.) устраняет моральные препятствия на пути совершения этих преступлений и, таким образом, способствует им.

Дезинформацию создаёт и распространяет широкий круг лиц: представители высоких эшелонов государственной власти, а также спецслужб, политические деятели, авторы, редакторы, руководители, а также собственники средств массовой информации. Если эти лица сознательно допускают то, что их ложь или полуправда способствует совершению названных выше преступлений или им попросту всё равно, будет ли их «труд» способствовать соответственно развязыванию и ведению войны, геноциду или мятежу, то они – пособники (ч. 5 ст. 33 УК РФ) этих преступлений, уже предусмотренных действующими международно-правовыми нормами и российским законом.

Однако пришла пора обсудить целесообразность установления уголовной ответственности специально за дезинформацию, которая может способствовать совершению вооружённого мятежа, а также преступлений против мира и безопасности человечества. Речь идёт о норме как национального законодательства, так и международно-правовой. Предвижу сложности, законотворческие и практические: в области юридической техники и при совершенствовании международного судоустройства [26, с. 141]. Они преодолимы. Но и сама уголовно-правовая оценка применения информационного оружия, даже если она ещё не принята законодательно, а просто даётся в дискуссиях, уже весьма важна.

Надо отметить, что сегодня это оружие направляется ГОВ через западные и украинские СМИ против ДНР и ЛНР в рамках осуществляемой Киевом более широкой – до сих пор не криминализированной, но по существу преступной – деятельности, имя которой: государственный террор. И сейчас самое время вернуться к вопросу о введении за него уголовной ответственности, при этом следует учесть преступления ленинского и сталинского террора в нашей стране [25; 27, с. 203].

 

 

 

 

Пристатейный список литературы

 

1.          Arquilla J., Ronfeldt D. The Emergence of Neopolitik: Toward an American Information Strategy. Report MR-1033-OSD. Santa Monica: RAND, 1999.

2.         Castells M. Communication Power. Oxford: Oxford University Press, 2009.

3.          Nye J. Soft Power: The Means to Success in World Politics. N.Y: Public Affairs, 2004.

4.         Nye J. The Future of American Power: Dominance and Decline in Perspective // Foreign Affairs. Nov. / Dec. 2010. V. 89. № 6. P. 2–12.

5.          Public Sentinel: News Media and Governance Reform / Ed. by P. Norris. Washington D.C.: World Bank Publications, 2009.

6.         The Battle for Hearts and Minds: Using Soft Power to Undermine Terrorist Networks / Ed. by A. Lennon. Cambridge (Mass.): The MIT Press, 2003.

7.        Ulfkotte U. Gekaufte Journalisten. Wie Politiker, Geheimdienste und Hochfinanz Deutschlands Massemedien lenken. Kopp Verlag, 2014.

8.       Wilson C. Computer Attack and Cyber Terrorism: Vulnerabilities and Policy Issues for Congress. CRS Report for Congress. RL32114. Washington D.C.: CRS, 2003.

9.    Великобритания создаст кибер-армию с ударными возможностями. URL: http://threatpost.ru/2013/10/10/velikobritaniya-sozdast-kiberarmiyu-s-udarny-mi-vozmozhnostyami/ (дата обращения: 06.02.2015).

10.          Голик Ю.В. Сирийская проблема в зеркале преступной политики // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2014. № 1 (32). С. 78–79.

11.   Горшенков Г.Н. Криминология массовых коммуникаций: Научно-учебное издание. Н. Новгород: Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского, 2003.

12.     Данилов А.П. Всеобъемлющее нарушение тайны общения как мера безопасности // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2014. № 1 (32). С. 41–47.

13.   Дикаев С.У. Является ли преступная политика предметом криминологии? //  Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2013. № 4 (31). С. 68–74.

14.    Кадченко В. Скандал в детском саду. URL: http://russiannews.us/politika/skandal-v-detskom-sadu/ (дата обращения: 12.02.2015).

15. Корсаков Г.Б. Информационное оружие супердержавы. URLhttp://www.perspectivy.info/oykumena/amerika/informacionnoje_oruzhije_superderzhavy_2012-04-19.htm (дата обращения: 10.02.2015).

16.   Лавров С.В. Поддержание международного мира и безопасности: уроки истории, подтверждение приверженности принципам и целям Устава ООН. Выступление в Совете Безопасности ООН 23 февраля 2015 года. URL: http://mid.ru/brp_4.nsf/0/B31D502B22D103FE43257DF50058F38D/ (дата обращения: 23.02.2015).

17.       Миненок М.Г., Миненок Д.М. Корысть. Криминологические и уголовно-правовые проблемы. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001.

18.    Прослушивать Ангелу Меркель начали до её прихода на пост канцлера. URL: http://www.novostimira.com.ua/news_74299.html/ (дата обращения: 10.02.2015).

19.      Робинов А.А. Ограничения свободы средств массовой информации в интересах борьбы с терроризмом (международно-правовые вопросы): автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2003.

20.       Русофобия. URL: http://www.k2x2.info/politika/kto_takie_russkie/p8.php#metkadoc7/ (дата обращения: 12.02.2015).

21.      Серник И. Россия в украинских учебниках истории. URL: http://contrtv.ru/common/1838/ (дата обращения: 12.02.2015).

22.      Снаряд попал в автобус с людьми в ДНР: 10 жер%D%1в, 13 человек ранены. URL: http://www.baltinfo.ru/2015/01/13/Snaryad-popal-v-avtobus-s-lyudmi-v-DNR-10-zhertv-13-raneny-472442 (дата обращения: 06.02.2015).

23.   Сороченко В. Энциклопедия методов пропаганды (Как нас обрабатывают СМИ, политики и реклама). URL: http://psyfactor.org/propaganda.htm/ (дата обращения: 12.02.2015).

24.     Шестаков Д.А. Журналу «Криминология: вчера, сегодня, завтра» – пять лет. Интервью Г. А. Янковской // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2006. № 1 (10). С. 11–15.

25.          Шестаков Д.А. Криминология: Преступность как свойство общества. Краткий курс. СПб.: Санкт-Петербургский университет; Изд-во «Лань», 2001.

26.          Шестаков Д.А. О понятии преступности и криминологии закона // Общественные науки и современность. 2008. № 6.

27.          Шестаков Д.А. Палачи уходят от ответа // Ленинградский университет. – 1988. – 30 декабря.

28. Шестаков Д.А. Планетарная олигархическая преступная деятельность: девятый уровень преступности // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2012. № 2 (25). С. 1222.

 

 




Lieber Dmitry…

Ich habe vor Jahren Rhetorik gelehrt. Einbezogen hatte ich in meine Vorlesungen u.a. Manipulationen, Verfälschungen der Fakten und wie glaubhaft ist grundsätzlich das gedruckte Wort. Bezogen auf die gesamte Welt. Durch die oftmalige Gleichmacherei der Presseerzeugnisse, unabhängig in welchem Land, bin ich sehr skeptisch. Eine seriöse Nachprüfung ist kaum möglich, weil der Wissenschaftler nicht über ausreichende Informationen verfügt. Es wird wahrscheinlich auch nicht erwünscht, denn Veröffentliche Berichte sind von den Herausgebern wahrscheinlich ein Geschäftsmodell, um dadurch durch den Verkauf, Geld zu verdienen…

C. Dennhardt, Kriminologe, Augsburg, 22.04.2015

 

 

Дорогой Дмитрий

Я в своё время преподавал риторику. Моими лекциями охватывались манипуляции,  искажение фактов и то, насколько печатное слово вообще заслуживает доверия. Во всём мире. Вследствие моего опыта я весьма скептичен к зачастую одинаковой продукции СМИ, независимо от того, в какой стране она изготовляется. Серьёзная проверка фактов едва ли возможна, потому что учёным не предоставляется достаточная информация. Это считается нежелательным. Публикуемые отчёты, вероятно, отражают бизнес-модель издателей, выстроенную так, чтобы, продавая, зарабатывать деньги.

К. Деннхардт, криминолог, Аугсбург, 22.04.2015